Частная собственность в России: что это такое, ее формы (личная, общественная, коллективная), отличия от государственной и муниципальной

Право на частную собственность

Всеобщая декларация прав человека (статья 17) предусматривает, что каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими и никто не должен быть произвольно лишен своего имущества.

Статья 1 Протокола № 1 к Европейской конвенции по правам человека от 20.03.1952 г. предусматривает, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своего имущества (possessions). Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. При этом указывается, что предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

Статья 35 Конституции РФ предусматривает, что:

  • Право частной собственности охраняется законом.
  • Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.
  • Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.
  • Право наследования гарантируется.

Законодательство России и других стран допускает в ряде случаев принудительное прекращение права собственности как в судебном, так и во внесудебном порядке.

В судебном порядке производятся конфискация, принудительный выкуп земельного участка для государственных и муниципальных нужд, изъятие земельного участка, используемого с нарушением законодательства, принудительный выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей и домашних животных при ненадлежащем обращении с ними, обращение взыскания на имущество по обязательствам.

Национализация и реквизиция осуществляются во внесудебном порядке. Обращение взыскания на имущество также может осуществляться во внесудебном порядке, по исполнительной надписи нотариуса.

Однако во всех вышеуказанных случаях, кроме конфискации, которая является наказанием за преступление или административное правонарушение, и обращения взыскания на имущество по обязательствам собственника, собственник должен получить денежную компенсацию.

Штраф, который также является лишением собственности, может как наказание за административное правонарушение налагаться и во внесудебном порядке, но в таком случае лицо, на которое наложен штраф, если оно не желает уплачивать его добровольно, вправе обжаловать решение о его наложении в суд.

Европейский суд по правам человека указал, в частности по делу «Буцев против России» (2005 г), что что «требование» может представлять собой «имущество» по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Европейской конвенции по правам человека в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть юридически реализовано и поэтому невозможность для заявителя в течение существенного срока добиться исполнения судебного решения, которым ему была присуждена компенсация за вред здоровью, причиненный в результате участия в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, представляет собой вмешательство в его право на беспрепятственное пользование своим имуществом.

В соответствии с правовой позицией, выработанной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2001 г. N 16-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 16 Закона города Москвы «Об основах платного землепользования в городе Москве» от 16 июля 1997 года статьей 35 Конституции РФ гарантируется защита не только права собственности, но и таких имущественных прав, как право постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения земельным участком. Поэтому положения о том, что гражданам — домовладельцам, постоянно зарегистрированным в принадлежащих им на праве собственности домах, расположенных на земельных участках на территории города Москвы, предоставляется право пожизненного наследуемого владения этими земельными участками и в пределах Московской кольцевой автомобильной дороги размер таких участков ограничивается площадью 0,06 гектара, а за ее пределами — 0,12 гектара, сверх же указанных площадей земельные участки предоставляются в аренду, противоречит Конституции, так как лишает заявителя, гражданку, имущественные права на участок которой площадью 0,2291 гектара, принадлежали ее семье с 1824 года, права на постоянное (бессрочное) пользование частью этого участка.

Интересным является вопрос о том, является ли лишением имущества запрет его использовать. Например, О. П. Бовиной не было выдано разрешение на строительство жилого дома на принадлежащем ей земельном участке в городе Слюдянке и отказ был мотивирован несоответствием строительства жилого дома «разрешенному использованию» данного земельного участка. Проектом детальной планировки города Слюдянки было предусмотрено долгосрочное резервирование земель под муниципальные нужды — размещение объектов общественно-культурного центра. Конституционный суд РФ отказал Бовиной в принятии к рассмотрению ее жалобы.

Однако Верховный суд США принял иное решение по аналогичному делу. В 1988 г. законодательное собрание Южной Каролины приняло закон о запрете строительства в прибрежной зоне, где строениям может угрожать эрозия берега. Дэвид Лукас, который до этого приобрел два участка в прибрежной зоне для строительства, обжаловал применение к нему этого закона, и Верховный суд США в 1992 г. постановил, что если закон фактически запрещает любое использование земли, то собственнику земли должна быть выплачена компенсация на основании Пятой поправки к Конституции США, которая гласит, что частная собственность не может быть изъята для общественного использования без справедливой компенсации.

Право частной собственности граждан. Общие положения

Понятие права частной собственности граждан. Основной правовой формой наделения граждан материальными благами для удовлетворения их потребностей в современных условиях является право частной собственности. В связи с этим само определение права частной собственности для российского гражданского права имеет принципиальное значение.

Признание права частной собственности в России с трудом пробивало себе дорогу. Это обусловлено тем, что право частной собственности в нашей стране не имеет глубоких традиций. В историческом развитии экономическая жизнь России базировалась на господстве государственной (публичной) собственности. В развитых же правопорядках названный институт, уходящий своими корнями в римское право, получил широкое развитие. Уже в старом цивильном праве институт права частной собственности рассматривался римскими юристами в качестве исконного.

Существование института права частной собственности обусловлено прежде всего противопоставлением его публичной собственности. Такая антитеза определена, с одной стороны, ограничением возможности вмешательства публичной власти в отношения частной собственности, за исключением случаев, предусмотренных в законе, с другой – обеспечением личной свободы индивида в распоряжении собственностью. Однако частную собственность нельзя рассматривать как атрибут отрицания права публичной собственности. Публичная собственность около двух тысячелетий развивалась в тесном взаимодействии с частной собственностью. Это в конечном счете, предопределило существование дуализма права. Задача как раз и состоит в том, чтобы обеспечить оптимальную и гармоничную пропорцию частной и публичной собственности.

ГК термин “право частной собственности” не использует, а закрепляет систему правовых норм, направленных на обеспечение владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в частной собственности граждан и юридических лиц. При этом гражданское право ставит целью решение трех основных задач: 1) обеспечение гражданам гарантии свободного удовлетворения возникающих потребностей за счет принадлежащего им на праве частной собственности имущества; 2) установление бремени содержания объектов права частной собственности 3) определение пределов осуществления права частной собственности с целью исключения случаев причинения вреда третьим лицам.

Частная собственность не замыкается исключительно на внешние вещи, которые принадлежат гражданам, а является основой внутренней мотивации человека к участию в производительном труде, гарантом справедливого распределения материальных благ. Поэтому попытка отменить частную собственность подрывает сами основы жизнедеятельности человека. Об этом свидетельствует недавний советский опыт.

Российская гражданско-правовая доктрина и гражданское законодательство исходят из единого определения права собственности. При таком подходе могут возникнуть сомнения в существовании самостоятельного института гражданского права – права частной собственности.

В современных условиях собственность представляет собой сложную совокупность социально-экономических отношений, которые характеризуются разнообразием. Получая соответствующую правовую регламентацию, отношения собственности влияют и на само содержание правовых норм. Поэтому оправданно вести речь о едином понятии права собственности в субъективном смысле, включающем определенную совокупность правомочий в неизменном виде независимо от какой-либо классификации собственности.

Иначе обстоит дело с правом собственности в объективном смысле. Содержание правовых норм может существенно отличаться в зависимости от вида субъекта, специфики охраняемого объекта, оснований возникновения права собственности. В связи с этим следует признать, что наличие единого определения собственности в субъективном смысле не устраняет возможности выделения в системе норм о праве собственности обособленных правовых институтов и субинститутов. Основой их определения является концепция деления права на частное и публичное, которая заложена в ст. 8 Конституции РФ, указывающей на признание и защиту равным образом частной, государственной и муниципальной (публичной) собственности. Иные формы собственности с учетом метода правового регулирования, субъектного состава и характера охраняемого законом интереса составляют предмет частного или публичного права.

Исходя из вида субъекта, право частной собственности можно разделить на такие субинституты, как право частной собственности граждан и право частной собственности юридических лиц. В свою очередь, право частной собственности граждан может делиться на право частной собственности гражданина-предпринимателя и право частной собственности гражданина, не являющегося предпринимателем.

В зависимости от специфики охраняемого объекта право частной собственности граждан включает следующие виды прав: право частной собственности граждан на земельные участки; право частной собственности граждан на жилые помещениямуниципальной собственности.

Право частной собственности граждан подлежит делению и в зависимости от оснований его возникновения. Так, выделяют имущество, полученное гражданами: в результате осуществления некоммерческой деятельности (работа по трудовому или гражданско-правовому договорупенсии, гуманитарная помощь и т.п.); по общегражданским способам (дивиденды по вкладам и акциям, принятие наследства, приватизация, получение дара, совершение находки и т.п.); от осуществления предпринимательской деятельности без образования юридического лица (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК) или с образованием такового. Разумеется, названные источники формирования собственности граждан могут существовать в различной модификации одновременно.

По общему правилу в качестве объектов права частной собственности граждан выступает любое имущество в неограниченном количестве и независимо от стоимости. Исключения из этого правила могут быть установлены федеральным законом в отношении отдельных видов имущества (п. 2 ст. 213 ГК).

В состав имущества граждан может входить как движимое, так и недвижимое имущество в виде материальных вещей, причем право собственности на большую часть недвижимого имущества переходит к гражданам только после их государственной регистрации, имеющей правообразующее значение. Изъятием из этого правила является возникновение права собственности у граждан, имеющих паенакопление в потребительском кооперативе и полностью внесших свой паевой взнос (п. 4 ст. 218 ГК). Государственная регистрация названных объектов имеет правоподтверждающий характер.

К недвижимому имуществу, наряду с такими традиционными объектами права частной собственности, как земельные участки, жилые дома, квартиры и т.п., отнесены объекты, которые ранее не могли входить в его состав: имущественные комплексы, земельные участки, участки леса, не входящие в состав земель лесного фонда и т.д. Сфера использования объектов права частной собственности граждан в современных условиях имеет не только потребительский, но и производственный (предпринимательский) характер. Например, граждане могут являться собственниками имущественных комплексов, жилых помещений коммерческого фонда, ценных бумаг и др.

Для удовлетворения своих социально-бытовых потребностей граждане становятся собственниками таких видов имущества, как земельные участки, жилые дома, квартиры, дачи, гаражи, автомототранспорт, одежда, мебель, продукты питания и проч.

Таким образом, право частной собственности граждан в объективном смысле можно определить как совокупность норм, регулирующих отношения по владению, пользованию и распоряжению принадлежащими гражданам предметами потребления, средствами и продуктами производства.

Основное содержание и специфика названного субинститута состоит в том, что его нормы закрепляют правовой режим имущественных ценностей, принадлежащих гражданам, в гражданском обороте.

Опираясь на общее определение права собственности, субъективное право частной собственности граждан можно определить как основанную на законе и осуществляемую в его пределах меру возможного поведения гражданина по владению, пользованию и распоряжению предметами потребления, средствами и продуктами производства в целях удовлетворения своих частных интересов.

Субъективное право собственности наделяет гражданина-собственника возможностью самостоятельно осуществлять на началах исключительного права законные правомочия в отношении имущества, а также требовать от всех других лиц соблюдать права собственника, воздерживаться от каких бы то ни было их нарушений.

Содержание права частной собственности граждан. Содержание субъективного права собственности граждан реализуется через совокупность субъективных правомочий собственника, каждое из которых имеет специфические черты и определенную самостоятельность и которые в полном объеме могут быть реализованы только самим собственником.

Как уже отмечалось, для отечественного правопорядка традиционными элементами содержания права собственности, в том числе и права частной собственности, являются правомочия владения, пользования и распоряжения (п. 1 ст. 209 ГК), которые собственник вправе осуществлять по своему усмотрению (п. 2 ст. 208 ГК).

Правомочие владения обусловливает основанное на законе господство гражданина над имуществом. Осуществление правомочия владения является необходимым условием пользования.

Правомочие пользования представляет собой извлечение гражданином полезных свойств из вещи, в том числе плодов, продукции и доходов с целью удовлетворения материальных и иных потребностей.

Правомочие распоряжения заключается в возможности гражданина определять юридическую судьбу вещей: продавать, менять, дарить, сдавать в аренду и т.п.

Однако содержание самих правомочий гражданина-собственника может быть различным в зависимости от многих факторов. Например, такие объекты права собственности, как жилые помещения (ст. 17 ЖК) и земельные участки (ст. 73 ЗК), могут использоваться только в соответствии с их целевым назначением. Неодинаковыми будут правомочия гражданина и в отношении жилого помещения, в зависимости от того, используется ли оно для собственного проживания или для предоставления по договору коммерческого найма.

Законом и иными правовыми актами могут устанавливаться ограничения права собственности при осуществлении собственником правомочий в отношении имущества. Так, законом ограничиваются права дарителя на осуществление дарения имущества (за исключением обычных подарков) от имени малолетних и граждан, признанных недееспособными (ст. 535 ГК). Эта мера направлена на предотвращение возможных злоупотреблений в отношении социально незащищенной категории лиц.

Кроме названных выше правомочий собственник может совершать с вещами и иные действия, которые могут сопровождаться переходом отдельных правомочий к другим лицам. Например, собственник может передать свое имущество в доверительное управление или в залог. В подобных случаях правомочия собственника и права лиц, которые могут осуществлять те или иные действия в отношении имущества, определяются законом или договором.

Отсутствие у собственника возможности фактического воздействия на вещь не устраняет сохранения юридической власти собственника над ней. Собственник может требовать устранения нарушений в отношении имущества, в том числе потребовать его возврата.

Право частной собственности граждан на отдельные объекты

Право частной собственности граждан на земельные участки. В составе объектов права собственности граждан наибольшее значение приобретают земельные участки, которые используются гражданами в самых различных целях: для строительства жилого дома, ведения личного подсобного или дачного хозяйства, организации крестьянского (фермерского) хозяйства (помимо хозяйства при доме), осуществления другой предпринимательской деятельности, ведения садоводства или огородничества, строительства гаража, сенокошения и выпаса скота, если житель города или села имеет домашний скот, служебный земельный надел при доме или за его пределами и т.д.

По законодательству СССР земельные участки гражданам предоставлялись только в пользование, какие-либо сделки с землей были запрещены. Происшедшие в 90-х гг. прошлого века реформы объективно потребовали принятия известных большинству развитых правопорядков норм о праве частной собственности на землю.

Нормы о частной собственности на землю закрепила Конституция РФ 1993 г., указав, что “земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности” (ст. 9). В результате было устранено, не оправдавшее себя господство исключительной государственной собственности на землю. Подробную правовую регламентацию частная собственность на землю получила с принятием ФЗ “О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации и Федеральный закон от 16 апреля 2001 г. “О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, который ввел в действие гл. 17 ГК (за исключением норм гл. 17 ГК по регулированию сделок с сельскохозяйственными угодьями), а затем в новом Земельном кодексе РФ от 25 октября 2001 г.

Оба кодифицированных акта в настоящее время составляют основу правовой регламентации отношений собственности на землю. Кроме того, принят ряд нормативных актов, которые развивают названные положения кодексов. К ним относятся ФЗ от 24 июля 2002 г. “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” (с изм. и доп.), от 10 января 1996 г. “О мелиорации земель” (с изм. и доп.), от 15 апреля 1998 г. “О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан” (с изм. и доп.).

При определении правового режима оборота земельных участков в ГК и ЗК выявились существенные противоречия. Приведем лишь одно из них. Так, п. 3 ст. 3 ЗК предусматривает возможность регулирования имущественных отношений по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними иными нормами права, помимо гражданского права. Такое исключение согласно ЗК может быть предусмотрено в земельном, лесном, водном законодательстве, законодательстве о недрах, об охране окружающей среды, специальными федеральными законами. Из смысла же норм ГК (абз. 1 п. 1 ст. 2 ГК; абз. 2 п. 2 ст. 3; ст. 209; п. 1 ст. 260) вытекает, что регулирование названных отношений – прерогатива ГК. Проблема состоит в том, что оба названных правовых акта, являющиеся федеральными законами, обладают одинаковой юридической силой. Ни один из них не может претендовать на какое-либо преимущество перед другим. Сложно отнести ЗК и к разновидности специального закона.

Разрешая возникшую коллизию, следует исходить из устоявшегося в общей теории права отраслевой дифференциации правовых норм на основе предмета и метода правового регулирования. Учитывая особенность предмета и метода гражданского права, можно прийти к выводу, что совокупность имущественных отношений, основанных на юридическом равенстве сторон, предметом которых выступают земельные участки, является гражданско-правовой. Другие виды отношений, возникающие в связи с земельными участками, подпадают под правовое регулирование норм права иной отраслевой принадлежности. В данном случае речь идет о публично-правовых нормах, предусматривающих различного рода ограничения, запреты, процедуры, мониторинги, меры охраны и т.п., связанные с земельными участками. Специфика же самого объекта (в данном случае земельного участка), а также вид нормативного акта решающей роли не играют.

Действующее законодательство иногда без четкого разграничения использует весьма близкие, но отнюдь не совпадающие понятия: “земля” и “земельный участок”. Понятие “земля” имеет социально-экономическое значение, которое определяется как разновидность природного объекта, охраняемого в качестве важнейшей составной части природы, и природного ресурса, используемого в качестве средства производства в сельском и лесном хозяйстве (подп. 1 п. 1 ст. 1 ЗК). В отличие от этого понятие “земельный участок” имеет юридическое значение и выступает как разновидность недвижимого имущества (объекта гражданских прав) в правоотношениях собственности и иных вещных прав.

Признаками земельного участка являются: 1) часть поверхности земли (включая почвенный слой) (п. 2 ст. 6 ЗК); 2) индивидуально-определенная вещь, имеющая территориальные границы, определенные в установленном земельным законодательством порядке; 3) документальное оформление участка, выдаваемого собственнику государственными органами (п. 1 ст. 261 ГК); 4) участок, приобретенный гражданином по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации (п. 1 ст. 15 ЗК).

Земельные участки по критерию оборотоспособности могут делиться на участки: 1) изъятые из оборота, 2) ограниченные в обороте и 3) не ограниченные в обороте. Земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборота, не могут предоставляться в частную собственность и быть объектами сделок. Земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Остальные земельные участки следует отнести к вещам, не ограниченным в обороте, несмотря на то что их оборот сопряжен с известными ограничениями (целевое использование, ограничение на приобретение некоторых земельных участков иностранцами и др.).

Земля представляет собой основу жизни и деятельности проживающего на ней населения. Поэтому важнейшим условием осуществления правомочий собственника земельного участка является использование его по целевому назначению (п. 2 ст. 7, ст. 42 ЗК). При этом законодатель отдает приоритет сохранению особо ценных земель и земель особого охраняемых территорий (подп. 6 п. 1 ст. 1 ЗК).

По целевому признаку ЗК все земли подразделяет на виды: земли сельскохозяйственного назначения; земли поселений; земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения; земли особо охраняемых территорий и объектов; земли лесного фонда; земли водного фонда; земли запаса; земли, расположенные в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов и этнических общностей.

ФЗ “О личном подсобном хозяйстве” от 7 июля 2003 г. выделяет два вида земельных участков, используемых для ведения личного подсобного хозяйства: приусадебный участок в черте поселений, используемый для сельскохозяйственного производства и возведения зданий, строений, сооружений; полевой участок за чертой поселений, используемый исключительно для производства сельскохозяйственной продукции без права возведения на нем зданий и строений.

Граждане при возведении на принадлежащих им на праве частной собственности земельных участках жилых домов, строений, сооружений и т.п. должны соблюдать целевое назначение земельного участка и его разрешенным использованием. Кроме того, должны соблюдаться требования градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Согласно земельному законодательству земельным участком является часть поверхности земли (в том числе почвенный слой), границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке. Однако земельные участки не существуют обособленно от других природных объектов. Поэтому право собственности распространяется и на расположенные в границах земельного участка замкнутые водоемы, находящиеся на нем лес и растения (п. 2 ст. 261 ГК). Пространство, находящееся над и под земельным участком, не входит в состав собственности, а может быть лишь использовано собственником постольку, поскольку иное не предусмотрено законами о недрах, об использовании воздушного пространства, иными законами. Такое использование следует обосновать тесной взаимосвязью земельного участка с окружающим его ближайшим пространством.

Кроме прочего, собственник земельного участка имеет право: осуществлять без применения взрывных работ добычу общераспространенных полезных ископаемых и использовать их в установленном порядке для собственных нужд; использовать пресные подземные воды, а также пруды и обводненные карьеры; осуществлять строительство подземных сооружений для своих нужд на глубину до пяти метров, а также устройство и эксплуатацию бытовых колодцев и скважин на первый водоносный горизонт, не являющийся источником централизованного водоснабжения (ст. 19 Закона РФ от 21 февраля 1992 г. “О недрах” (с изм. и доп.); подп. 1 п. 1 ст. 40 ЗК).

Не могут находиться в частной собственности недра, к которым относится часть земной коры, расположенной ниже почвенного слоя, а при его отсутствии – ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающихся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения. Нетронутое подземное пространство недр и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы относятся к государственной собственности.

В то же время граждане могут осуществлять в установленном порядке право пользования недрами, а добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы могут принадлежать гражданам на праве частной собственности. При этом собственники земельных участков не имеют привилегий в отношении эксплуатации недр или воздушного пространства.

В отличие от многих других объектов права частной собственности земельные участки, предоставляемые в частную собственность граждан для сельскохозяйственной деятельности и строительства жилья, имеют пределы, устанавливаемые в законодательстве (ст. 33 ЗК).

Согласно ЗК земельный участок, принадлежащий гражданам на праве частной собственности, может быть делимым и неделимым. Общее понятие неделимой вещи дано в ст. 133 ГК: неделимой является вещь, раздел которой в натуре невозможен без изменения ее назначения. Названный признак учитывает и ЗК. К делимым относится участок, который может быть разделен на части, каждая из которых после раздела образует самостоятельный земельный участок, разрешенное использование которого может осуществляться без перевода его в состав земель иной категории, за исключением случаев, установленных федеральными законами (п. 2 ст. 6 ЗК).

В ряде случаев земельный участок разделить не представляется возможным. Согласно п. 1 ст. 33 ЗК предельные размеры (минимальные и максимальные) земельных участков, предоставляемых гражданам в собственность, устанавливаются в законодательстве. В регионах России установлены нижние и верхние пределы размеров земельных участков. Если при разделе такого земельного участка его размер станет ниже минимального предела, определенного для соответствующего использования, участок разделу не подлежит.

Юридически неделимым может быть признан земельный участок на основании закона или договора. Так, в силу закона неделимым является земельный участок, принадлежащий крестьянскому (фермерскому) хозяйству (п. 2 ст. 258 ГК). Раздел такого участка может повлечь утрату им хозяйственного назначения.

Признак делимости влечет юридические последствия. Так, при наследовании неделимого земельного участка последний должен переходить к тому наследнику, который имеет преимущественное право на его получение. Другим наследникам должна быть предоставлена денежная компенсация. Если земельный участок, находящийся в совместной собственности, при разделе сохраняет свое назначение, его также можно признать делимым (ст. 244 ГК).

Осуществление права собственности на земельные участки несовершеннолетними гражданами подчиняется общим положениям ГК о правосубъектности несовершеннолетних.

Иностранные граждане и лица без гражданства могут обладать правом частной собственности на земельные участки с ограничениями, установленными в федеральных законах. Так, иностранные граждане и лица без гражданства не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях, перечень которых устанавливается Президентом РФ, и на иных установленных особо территориях Российской Федерации в соответствии с федеральными законами (п. 3 ст. 15 ЗК). Согласно ст. 3 ФЗ “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” от 24 июля 2002 г. земли сельскохозяйственного назначения могут быть предоставлены иностранным субъектам только в аренду. В п. 3 ст. 5 названного закона определено, что иностранные граждане, лица без гражданства могут участвовать в отношениях, регулируемых настоящим Федеральным законом, только на условиях аренды, и не вправе арендовать земли сельскохозяйственного назначения на приграничных территориях Российской Федерации. Иные территории, на которых указанные лица не вправе арендовать земли сельскохозяйственного назначения, могут быть установлены Президентом РФ.

Проблема определения пределов права собственности иностранных граждан на земельные участки в последние годы была предметом острых дискуссий, носивших в значительной степени политическую окраску. Известный итог им подвел Конституционный суд РФ, признавший ограничения, установленные в ЗК для иностранных субъектов, соответствующими Конституции РФ.

Новой редакцией ФЗ “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” сняты ограничения на возможность передачи земельной доли иностранцам, в том числе посредством наследования или дарения.

Иностранным гражданам и лицам без гражданства земельные участки из состава земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются в собственность только за плату, размер которой устанавливается ЗК (п. 5 ст. 28 ЗК). Такие ограничения для иностранцев вводятся в целях защиты экономических интересов Российской Федерации.

Наследование земельных участков иностранными гражданами и лицами без гражданства подчиняется общим положениям ГК с учетом ограничений, установленных для названной категории лиц (п. 3 ст. 15 ЗК). Как уже отмечалось, земельные участки сельскохозяйственного назначения могут принадлежать таким лицам только на праве аренды. Отсюда вытекает невозможность перехода вышеназванных земельных участков в собственность иностранцев и лиц без гражданства в порядке наследования. В случае возникновения таких ситуаций этим лицам должна быть выплачена компенсация стоимости земельных участков.

Таким образом, земельный участок как объект права частной собственности граждан представляет собой приобретенную гражданином по установленным в законодательстве основаниям индивидуально-определенную и ограниченную в обороте вещь, состоящую из части поверхности земли (в том числе почвенного слоя) в пределах установленных территориальных границ, имеющую документальное оформление и используемую по целевому назначению.

Право частной собственности на земельные участки возникает на основе первоначальных и производных способов приобретения права собственности, установленных в гражданском законодательстве. Права на земельные участки подлежат обязательной государственной регистрации, а совершаемые с ними сделки регистрируются только в случаях, указанных в федеральных законах.

Граждане могут приобретать земельные участки в собственность у других частных лиц (граждан, организаций), органов государственной власти или местного самоуправления на возмездной или безвозмездной основе.

В настоящее время в России активизировался процесс предоставления земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, под строительство объектов, в том числе и индивидуальное жилищное строительство. По общему правилу такие земельные участки предоставляются с проведением работ по их формированию: 1) без предварительного согласования мест размещения объектов; 2) с предварительным согласованием мест размещения объектов (подп. 1 п. 1 ст. 30 ЗК). В первом случае земельный участок предоставляется в собственность исключительно на конкурсной основе. Во втором случае земельный участок может быть предоставлен гражданам в установленном порядке в аренду, постоянное (бессрочное) пользование. Предельные размеры предоставляемых гражданам в собственность земельных участков устанавливаются нормативными правовыми актами органов власти соответствующих уровней.

Продажа государственных и муниципальных земельных участков гражданам для индивидуального жилищного строительства осуществляется на аукционах, за исключением случаев: 1) если в установленном законодательством Российской Федерации о градостроительной деятельности порядке заключен договор о развитии застроенной территории (п. 21 ст. 30 ЗК); 2) если аукцион не состоялся по причине участия в нем менее двух претендентов.

ЗК предусматривает сохранение права использования соответствующей части земельного участка собственником вновь приобретенных здания, строения, сооружения, находящихся на чужом земельном участке, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник (п. 1 ст. 35). Такое право следует относить к разновидности права постоянного пользования земельным участком, закрепленным в ГК (ст. 271).

Кроме непосредственного приобретения права собственности гражданина на земельный участок, гражданин приобретает право собственности на посевы и посадки сельскохозяйственных культур, полученную сельскохозяйственную продукцию и доходы от ее реализации, за исключением случаев, если он передает земельный участок в аренду, постоянное (бессрочное) пользование или пожизненное наследуемое владение, либо безвозмездное срочное пользование (п. 2 ст. 40 ЗК).

Собственник земельного участка свободно и по своему усмотрению осуществляет принадлежащие ему права.

Гражданин как собственник при осуществлении правомочия пользования земельным участком обладает широким объемом прав и корреспондирующих ему обязанностей.

Прекращение права частной собственности на земельный участок может совершаться в случаях, прямо предусмотренных законом в добровольном и принудительном порядке.

В добровольном порядке собственник может совершить различные действия по отчуждению земельного участка либо может добровольно отказаться от него. В последнем случае земельный участок приобретает статус бесхозяйной вещи (ст. 225 ГК). Отказ от земельного участка может быть совершен посредством публичного объявления об этом либо путем совершения действий, свидетельствующих о его отказе от господства над участком. Бесхозяйный земельный участок подлежит принятию на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого находится.

По истечении года со дня постановки бесхозяйного земельного участка на учет орган, осуществляющий управление муниципальным имуществом, может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на него.

До тех пор пока земельный участок не перейдет к новому собственнику, права и обязанности на него сохраняются за прежним собственником (ст. 236 ЗК). Следовательно, у собственника сохраняется право возврата земельного участка и сохраняются обязанности (бремя) по его содержанию.

Принудительное прекращение права собственности на земельный участок подчиняется общим положениям ГК о способах прекращения права собственности, специальным нормам, закрепленным в ст. 235, 239, 284 ГК, а также нормам ЗК (гл. VII, VIII).

Специальным основанием изъятия земельных участков, предназначенных для сельскохозяйственного производства либо строительства, является неиспользование его по назначению в течение трех лет, если иной срок не установлен в законе (ст. 284 ГК). Приведенная норма отступает от принципа свободного осуществления принадлежащих гражданам прав, прежде всего в публичных интересах, поскольку на собственнике лежит обязанность по целевому использованию земельного участка. Использование земельного участка не по назначению является гражданским правонарушением и влечет применение предусмотренных в законе санкций.

Земельный участок может быть конфискован у гражданина на основании решения суда в виде санкции за правонарушение.

В случае возникновения чрезвычайных обстоятельств земельный участок может подлежать реквизиции, т.е. временному изъятию у собственника публичными органами в целях защиты прав и интересов граждан, организаций, государства от возникающих угроз, вызванных такими обстоятельствами. Причиненные реквизицией собственнику земельного участка убытки подлежат возмещению. Форма возмещения вреда может носить как натуральный, так и денежный характер.

ЗК предусматривает в тех же целях возможность занятия земельного участка временно, т.е. без его конфискации, на период действия чрезвычайных обстоятельств с последующим возмещением убытков (п. 5 ст. 51 ЗК). Однако, чем отличается названная мера от общей реквизиции, не совсем понятно. В частности, неясно, чему равен период занятия земельного участка. Остается надеяться, что дальнейшая реформа земельного законодательства устранит, наряду с другими недостатками, совершенно ненужное дублирование норм.

Земельный участок может быть изъят для государственных или муниципальных нужд при условии предварительного и равноценного возмещения стоимости земельного участка по решению суда.

Основаниями могут являться исключительные случаи, связанные с реализацией государством публичных интересов: выполнением международных обязательств Российской Федерации; размещением различного рода объектов государственного или муниципального значения (обороны, энергетики, федерального транспорта, связи и т.п.) при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов, и др.

Процедура выкупа земельного участка для публичных нужд установлена гражданским законодательством.

Право частной собственности граждан на жилые помещения. Советское законодательство предусматривало возможность нахождения в индивидуальной собственности граждан только жилых домов. Другие виды жилых помещений предоставлялись гражданам в пользование. С момента распада СССР законодательство, регулирующее отношения частной собственности граждан на жилые помещения, длительный период оставалось неупорядоченным. Принимались различного рода нормативно-правовые акты, которые являлись по своей сути переходными от централизованной системы управления жилым сектором к рыночной. К таковым следует отнести: Закон СССР от 6 марта 1990 г. “О собственности в СССР”; Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г. “О собственности в РСФСР”; Законы РФ от 24 декабря 1992 г. “Об основах федеральной жилищной политики” (с изм. и доп.) и от 4 июля 1991 г. “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” (с изм. и доп.).

Важнейшей вехой в придании прочной правовой базы отношениям собственности на жилые помещения следует считать вступление в силу 1 января 1995 г. части первой ГК, закрепившей самостоятельную главу (гл. 18), посвященную праву собственности и другим вещным правам на жилые помещения.

Вступление в силу с 1 марта 2005 г. нового Жилищного кодекса РФ от 29 декабря 2004 г. повлекло отмену многих нормативно-правовых актов либо внесение поправок в другие их них. В частности, утратили силу Жилищный кодекс РСФСР, действовавший с 1 января 1984 г., Закон РСФСР “Об основах федеральной жилищной политики” и др.; внесены изменения в Закон РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации”, гл. 18 ГК и другие нормативные акты. Таким образом, институт права частной собственности на жилые помещения получил свое законодательное оформление.

В настоящее время основными источниками, регулирующими отношения частной собственности граждан на жилые помещения, являются разд. II ЖК и гл. 18 ГК, а также ряд законов и подзаконных актов.

Располагая однородные правовые нормы в двух крупных кодифицированных актах (ЖК и ГК), законодатель фактически произвел дробление важнейшего института гражданского права. В определенной мере ситуация повторяется с институтом права частной собственности на землю. С юридико-технической позиции это в определенной мере оправданно, однако в концептуальном плане не удалось избежать дублирования соответствующих норм, а в некоторых случаях и противоречий.

Для отнесения помещения к разновидности жилого помещения в гражданском и жилищном законодательстве предусмотрен ряд признаков.

1. Жилое помещение должно быть изолированным. Так, не могут относиться к жилым помещениям смежные комнаты либо части комнат.

2. Любой вид жилого помещения включает в себя комплекс жилых и вспомогательных вещей. Так, жилой дом невозможно оторвать от связанных с ним общим хозяйственным назначением земельного участка, надворных построек, иного имущества. Квартира или комната состоит из собственно жилых комнат, вспомогательных помещений (кухня, санузел, ванна, балкон, лоджия и т.п.) и необходимого для жизнеобеспечения инженерно-технического оборудования (водопровод, энергоснабжение и т.п.). Собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве общей собственности на общее имущество дома. В связи с этим жилые помещения правомерно относят к категории сложных вещей.

3. Жилое помещение является разновидностью недвижимого имущества, которое подлежит обязательной государственной регистрации в учреждениях юстиции. В состав жилого помещения входит общая площадь жилого помещения, которая объединяет все его части, включая вспомогательные помещения (кухня, ванна, санузел, встроенная мебель и т.п., исключение составляют балконы, лоджии, веранды и террасы).

4. Жилое помещение имеет целевой характер, т.е. предназначено для постоянного проживания в нем граждан и членов их семей. В случае передачи жилого помещения по договору коммерческого найма на нанимателя распространяется обязанность по его целевому использованию. Не всякое пригодное для проживания жилое помещение предназначено для постоянного проживания.

5. Жилое помещение в установленном порядке признается жилым помещением, т.е. пригодным для проживания. Оно должно отвечать установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства (п. 2 ст. 15 ЖК). Порядок признания помещения пригодным или непригодным для проживания устанавливается Правительством РФ в соответствии с ЖК и другими федеральными законами.

Таким образом, под жилым помещением как объектом права частной собственности следует понимать разновидность сложной недвижимой вещи в виде изолированного помещения, предназначенного и пригодного для постоянного проживания собственника (иного титульного владельца) и членов его семьи.

Разновидностью жилых помещений являются жилой дом, квартира, часть жилого дома или квартиры, комната.

Не вызывает проблем определение жилого дома как объекта права собственности. К нему законодатель относит индивидуально-определенное здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании (п. 2 ст. 16 ЖК).

Сложнее обстоит вопрос с определением таких объектов права собственности, как квартира, часть дома и часть квартиры, комната. Проблему вызывает определение границ названных объектов. Е.А. Сухановым правомерно поставлен вопрос “собственником чего я становлюсь?”, когда речь идет о приватизации квартиры или комнаты. Где ее конкретные границы? Так, п. 3 ст. 15 ЖК определяет квартиру как структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении.

Собственнику квартиры в многоквартирном доме согласно действующему законодательству принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома (ст. 290 ГК, п. 1 ст. 36 ЖК), которая всегда следует судьбе квартиры. Размер доли в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме собственника помещения в этом доме пропорционален размеру общей площади указанного помещения. В состав доли на праве общей долевой собственности входят вспомогательные жилые помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме (лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы и др.), земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке.

Однако законодательные предписания об автоматическом возникновении права общей долевой собственности на общее имущество в многоквартирном доме не могут быть реализованы на практике. Для возникновения такого права общему имуществу многоквартирного дома, как составной части недвижимого имущества, необходимо придать легальный правовой характер. А это можно сделать путем признания всего жилого дома объектом права собственности с соблюдением процедуры государственной регистрации.

Комнатой признается часть жилого дома или квартиры, предназначенная для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире. Отнесение комнаты к самостоятельному объекту права собственности нельзя признать прогрессивной мерой, так как комната не может в полной мере удовлетворять интересы проживающих в ней граждан.

В качестве объекта права собственности выступают комнаты в коммунальных квартирах. ЖК предусматривает право преимущественной покупки комнаты в коммунальной квартире у других собственников в квартире (ч. 6 ст. 42 ЖК). Причем вместе с комнатой к новому собственнику переходят доли в праве общей собственности на общее имущество в коммунальной квартире и в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме (ст. 42 ЖК). Названные доли выделу в натуре не подлежат, следовательно, отдельно от комнаты не отчуждаются. Собственники комнат несут бремя их содержания с учетом долей в праве общей собственности (ст. 43 ЖК).

Собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением.

В соответствии с назначением жилого помещения собственник использует его для личного проживания, проживания членов его семьи либо сдачи по договору другим лицам для проживания граждан. В частности, жилое помещение может быть передано на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании.

ЖК предусматривает возможность передачи жилого помещения в аренду юридическому лицу. Учитывая, что правовой режим коммерческих организаций распространяется на граждан-предпринимателей, последние также могут выступать в качестве арендаторов жилых помещений. В подобных ситуациях арендованное жилое помещение должно также использоваться только для проживания граждан (п. 2 ст. 288 и п. 2 ст. 671). Размещение собственником в принадлежащем ему жилом помещении организаций допускается только после перевода такого помещения в нежилое.

ЖК расширил пределы использования жилых помещений, предусмотрев возможность использования жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем гражданами, если это не нарушает прав и законных интересов других граждан, а также требований, которым должно отвечать жилое помещение (п. 2 ст. 17 ЖК).

Целевое назначение жилых помещений служит основанием запрета на использование в жилых домах промышленных производств.

К числу универсальной обязанности собственника жилого помещения следует отнести бремя содержания данного помещения, а также общего имущества собственников квартир в многоквартирном доме и собственников комнат в квартире (п. 3 ст. 30 ЖК). Так, собственник жилого помещения обязан поддерживать жилое помещение в надлежащем состоянии.

Особое социальное значение жилых помещений предопределяет наличие прав и обязанностей у членов семьи собственника жилого помещения. К членам семьи собственника жилого помещения ЖК относит две категории граждан, проживающих совместно с данным собственником в принадлежащем ему помещении: 1) его супруг, дети и родителисроками совместного проживания.

По общему правилу права членов семьи имеют производный характер от прав собственника жилого помещения. С переходом права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу прекращается и право пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом. В случае когда членами семьи собственника являются лица, находящиеся под опекой или попечительством либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние, отчуждение жилого помещения возможно только с согласия органов опеки и попечительства.

По общему правилу прекращение семейных отношений между собственником и членом семьи влечет прекращение права пользования жилым помещением для бывшего члена семьи. Однако нормы жилищного законодательства сужают действия приведенной нормы следующими случаями (п. 4 ст. 31 ЖК):

1) если в заключенном соглашении между ними не предусмотрено иное; 2) если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением; 3) если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением.

В двух последних случаях вопрос о сохранении права пользования жилым помещением бывшим членом семьи собственника на определенный срок отдается на усмотрение суда. При этом суд может выселить бывшего члена семьи, если установит наличие у него иного жилого помещения или возможности самостоятельно решить жилищную проблему. В качестве варианта законодатель предоставляет суду право обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

Окончание установленного судом срока пользования жилым помещением влечет прекращение соответствующего права у бывшего члена семьи, если он не заключил иного соглашения с собственником.

Равными правами, принадлежащими собственнику, обладают и дееспособные граждане, которым право пользования жилым помещением предоставлено по завещательному отказу и на основании договора пожизненного содержания с иждивением. Названные лица несут солидарную с собственником жилого помещения ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования таким жилым помещением, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

В большинстве случаев собственник жилого помещения самостоятельно определяет юридическую судьбу вещи. В то же время отдельные действия или бездействия собственника, нарушающие права и интересы третьих лиц, могут повлечь принудительное прекращение права собственности на принадлежащее ему жилое помещение. Так, использование собственником жилого помещения не по назначению, систематическое нарушение прав и интересов соседей, бесхозяйственное обращение с жильем может повлечь предупреждение со стороны органа местного самоуправления о необходимости устранения нарушений, а при наличии разрушений помещения – также назначить соразмерный срок для проведения ремонта. Если собственник не выполнит требования органа местного самоуправления и не прекратит названных нарушений, суд по иску органа местного самоуправления может принять решение о продаже с публичных торгов такого жилого помещения с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения (ст. 293 ГК).

В развитие норм ГК, регламентирующих отношения, возникающие в связи с отчуждением недвижимого имущества при изъятии земельного участка, на котором оно находится, ЖК детально регламентирует процедуру прекращения права собственности на жилое помещение в публичных интересах (ст. 32). Речь идет о случаях изъятия у собственника земельного участка, на котором находится жилое помещение, для государственных или муниципальных нужд. В жилищном законодательстве нет какого-либо перечня оснований, обусловливающих необходимость изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Некоторые ориентиры закреплены в ст. 49 ЗК. Сюда относятся такие случаи, как выполнение международных обязательств Российской Федерации; размещение объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов и др.

ЖК предусматривает два варианта удовлетворения интересов собственника: 1) выкуп жилого помещения, а точнее, возмещение убытков, причиненных принудительным изъятием жилого помещения; 2) предоставление взамен изымаемого жилого помещения другого жилого помещения с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Согласно ЖК часть изымаемого жилого помещения может быть выкуплена соответствующим публичным органом только с согласия собственника, а целое жилое помещение – без такового (п. 1 ст. 32). Понятно, что при выкупе части жилого помещения (жилого дома) степень нарушений интересов собственника увеличивается. Поэтому ЖК предусматривает повышенные гарантии охраны интересов такого собственника.

При изъятии же целого жилого помещения против воли собственника одного лишь решения публичного органа недостаточно. В целях устранения злоупотреблений со стороны органов власти в случае возникшего спора в суде подлежит выяснению вопрос о возможности удовлетворить государственные и муниципальные нужды иным путем.

О дате выкупа и дате осуществленной государственной регистрации решения органа публичной власти о выкупе жилого помещения его собственник должен быть предупрежден в письменной форме за год. Выкуп жилого помещения до этого срока возможен только по согласию с собственником.

С момента уведомления собственника о планируемом выкупе жилого помещения на него возлагается риск при определении выкупной цены жилого помещения затрат и убытков, связанных с произведенными в указанный период вложениями, значительно увеличивающими стоимость изымаемого жилого помещения.

Цена и другие условия выкупа жилого помещения определяются соглашением с собственником жилого помещения. В состав выкупной цены включается рыночная стоимость жилого помещения, а также все убытки, причиненные собственнику жилого помещения его изъятием. В частности, возмещению подлежат расходы, связанные с изменением места проживания, временным пользованием иным жилым помещением до приобретения в собственность другого жилого помещения, переездом, поиском другого жилого помещения для приобретения права собственности на него, оформлением права собственности на другое жилое помещение, досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе и упущенная выгода. В выкупную цену квартиры будет также входить и доля в праве на общее имущество в многоквартирном доме.

Предоставление другого жилого помещения взамен изымаемого может быть осуществлено только по соглашению с собственником и не устраняет обязанности собственника возместить все вышеназванные убытки.

Принцип полного возмещения убытков и возможность предоставления другого жилого помещения распространяется и на случаи изъятия жилых помещений, находящихся в многоквартирных домах, при признании их в установленном порядке аварийными и подлежащими сносу или реконструкции.

Право частной собственности индивидуальных предпринимателей. Гражданское законодательство не проводит реального разграничения между имуществом, приобретенным гражданином от занятия предпринимательской деятельностью, и остальным имуществом гражданина. Специфика правового режима имущества индивидуального предпринимателя проявляется в тех случаях, когда оно непосредственно используется в предпринимательской сфере.

Во-первых, расширяется круг объектов, которые могут использоваться гражданином для осуществления предпринимательской деятельности, включая в эту сферу и средства производства.

Во-вторых, расширяется объем прав и обязанностей в отношении принадлежащего ему имущества. Для эксплуатации имущества индивидуальный предприниматель вправе использовать наемный труд. На сделки, совершаемые индивидуальным предпринимателем, распространяются правила о коммерческих организациях, если иное вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения (п. 3 ст. 23 ГК). На имущество индивидуального предпринимателя может быть наложено взыскание по обязательствам независимо от вины предпринимателя (п. 3 ст. 401 ГК).

Закон РФ от 7 февраля 1992 г. “О защите прав потребителей” возлагает на индивидуального предпринимателя, как и на коммерческую организацию, ряд дополнительных обязанностей по информированию потребителей, обеспечению безопасности товаров для жизни и здоровья в случае продажи товаров, выполнения работ и услуг и др.

В-третьих, все имущество предпринимателя может явиться предметом взыскания кредиторов. Предприниматель несет ответственность по обязательствам всем своим имуществом (ст. 24 ГК), на которое по действующему гражданскому процессуальному законодательству может быть обращено взыскание.

Разновидностью предпринимательской деятельности граждан является ведение крестьянского (фермерского) хозяйства без образования юридического лица, зарегистрированного в установленном порядке. На имущество крестьянского хозяйства распространяется режим общей совместной собственности, если законом или договором между его членами не установлено иное.

Предпринимателем в крестьянском хозяйстве является глава, который распоряжается имуществом фермерского хозяйства в интересах всего хозяйства. По обязательствам, заключенным главой в интересах крестьянского хозяйства, последнее отвечает своим имуществом.

В состав имущества крестьянского хозяйства входят такие объекты, как земельный участок, хозяйственные и иные постройки, сооружения, скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов. К общему имуществу членов крестьянского хозяйства также относятся плоды, продукция и доходы, полученные в результате деятельности крестьянского хозяйства.

На основе имущества крестьянского хозяйства может быть создано хозяйственное товарищество или производственный кооператив. В таком случае право собственности на переданное крестьянским (фермерским) хозяйством имущество возникает у вновь созданных товариществ или кооператива.

В случае выхода из фермерского хозяйства гражданин имеет право на денежную компенсацию, соразмерную его доле в праве общей собственности на имущество хозяйства. Срок выплаты денежной компенсации определяется по взаимному согласию между членами фермерского хозяйства или в случае, если взаимное согласие не достигнуто, в судебном порядке и не может превышать год с момента подачи членом хозяйства заявления о выходе.

Гражданин, вышедший из фермерского хозяйства, в течение двух лет после выхода из него несет субсидиарную ответственность в пределах стоимости своей доли в имуществе хозяйства по обязательствам, возникшим в результате деятельности хозяйства до момента его выхода из него.

На имущество индивидуального предпринимателя может быть наложено взыскание в случае банкротства. Индивидуальный предприниматель может считаться неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. Дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом. Особенности несостоятельности (банкротства) индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств содержатся в гл. Х ФЗ от 26 октября 2002 г. “О несостоятельности (банкротстве)” (с изм. и доп.).

При банкротстве крестьянского хозяйства в состав имущества, из которого удовлетворяются требования кредиторов крестьянского хозяйства, включается находящееся в общей собственности членов хозяйства движимое и недвижимое имущество, в том числе насаждения, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, племенной, молочный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственные и иные техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое приобретенное для хозяйства на общие средства его членов имущество, а также право аренды принадлежащего крестьянскому (фермерскому) хозяйству земельного участка и иные принадлежащие хозяйству и имеющие денежную оценку имущественные права (ст. 221 Закона “О несостоятельности (банкротстве)”).

Имущество, принадлежащее главе крестьянского (фермерского) хозяйства и его членам на праве собственности, а также иное имущество, в отношении которого доказано, что оно приобретено на доходы, не являющиеся общими средствами хозяйства, не включается в конкурсную массу.

Право частной собственности юридических лиц. Общие положения

Понятие и субъекты права частной собственности юридических лиц. В современный период существенно изменяется правовой режим права собственности юридических лиц, развивается акционерное и кооперативное законодательство, законодательство о некоммерческих организациях, в котором наряду с другими признаками, присущими юридическому лицу, немаловажное место уделяется их имуществу. Такая динамика законодательства обусловлена прежде всего объективными процессами, происходящими в экономике. Количество юридических лиц существенно возросло, возросла и степень их влияния на хозяйственную жизнь страны. Наблюдается тенденция приоритета собственности юридических лиц над собственностью граждан.

К субъектам права частной собственности относятся коммерческие организации (хозяйственные товарищества и общества, государственные и муниципальные унитарные предприятия), кооперативные организации (производственные и потребительские кооперативы), некоммерческие организации (фонды, учреждения, ассоциации и союзы, некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации, государственные корпорации, товарищества собственников жилья и др.).

Роль и значение имущества для различных видов юридических лиц не одинаковы. Так, для организаций, основной целью которых является извлечение прибыли (коммерческие организации), имущество прежде всего служит гарантией предотвращения вероятного риска для кредиторов. Для кооперативных организаций, в силу их демократической внутренней организации и специфической цели деятельности, имущество является важнейшим инструментом обеспечения материальных и духовных интересов своих членов. Для организаций, не преследующих в качестве основной своей цели деятельности извлечение прибыли (некоммерческие организации), имущество используется для достижения различного рода общественных благ (социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и др.). Иными словами, содержание норм гражданского права, определяющих правовой режим объектов права собственности юридических лиц, находится в прямой и непосредственной зависимости от той цели, ради которой они созданы. В свою очередь, цель деятельности юридического лица определяет вид организационно-правовой формы юридического лица.

Следовательно, правовой режим собственности юридического лица зависит от вида организационно-правовой формы (субъекта) и специфики принадлежащего ему имущества (объекта). Названные факторы могут влиять на характер правомочий собственника, тогда как содержание права собственности остается неизменным. Так, юридическое лицо со специальной правоспособностью имеет неодинаковые возможности в отношении принадлежащего ему имущества по сравнению с юридическим лицом, обладающим общей правоспособностью. Обладание вещью, ограниченной в обороте, сужает возможности собственника по ее владению, пользованию и распоряжению.

Объекты права частной собственности юридических лиц. Имущество является важнейшим компонентом любого юридического лица, оно обеспечивает его участие в гражданском обороте как самостоятельного и эффективного субъекта права. Под воздействием развивающихся экономических отношений и законодательства существенно расширяется и круг объектов права собственности юридических лиц.

Правовой режим объектов права собственности юридических лиц в большинстве случаев совпадает с частной собственностью граждан. В собственности юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением того, которое в силу закона изъято из оборота. Так, в собственность юридического лица не могут входить здания, строения, сооружения, помещения, занимаемые федеральными органами государственной власти Российской Федерации, и земельные участки, на которых расположены эти здания, строения и сооружения на территории г. Москвы, земельные участки, включенные в фонд резервных месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней, животный мир в пределах территории Российской Федерации, архивные документы, относящиеся к государственной собственности, перемещенные культурные ценности, ввезенные в СССР в осуществление его права на компенсаторную реституцию, и ряд др.

Отдельные виды объектов права собственности могут находиться только у тех юридических лиц, которые отвечают специальным требованиям, установленным в законе. Так, согласно ст. 8 ФЗ от 27 февраля 2003 г. “Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта” (с изм. и доп.) единый хозяйствующий субъект не вправе передавать в аренду, безвозмездное пользование, доверительное управление или залог магистральные железнодорожные линии; объекты локомотивного и вагонного хозяйства, имеющие оборонное значение, и др. Указанное имущество может находиться только в собственности единого хозяйствующего субъекта или в федеральной собственности.

Если в собственности юридического лица окажется имущество, которое ему в силу закона принадлежать не может или не может эксплуатироваться без специального разрешения, а в его выдаче собственнику отказано, такое имущество подлежит отчуждению в установленном порядке (ст. 238 ГК).

Стоимость, количество и виды имущества для отдельных юридических лиц определяются самыми разнообразными факторами: организационно-правовой формой; видами деятельности; продолжительностью существования, и др.

Основой деятельности большинства юридических лиц является недвижимое имущество, к числу которого относятся прежде всего земельные участки, здания, строения, сооружения. При этом сохраняют свое целевое назначение такие виды недвижимости, как земельные участки и жилые помещения.

Самостоятельным объектом права собственности юридического лица признается предприятие как имущественный комплекс. В современной литературе и правоприменительной практике устойчивого единства к определению предприятия не сформировалось. В основе признания предприятия объектом права лежит немецкая доктрина, согласно которой предприятие представляет собой имущественный комплекс, включающий в свой состав все предназначенные для его деятельности виды имущества, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 132 ГК). Иначе говоря, правовая конструкция предприятия объединяет в себе материальные и нематериальные элементы, составляя при этом сложный объект.

Несмотря на различную значимость всех его составляющих, основу предприятия составляют именно вещи; права и обязанности следуют за ними. Как правило, местом нахождения вещей определяется территориальная обособленность предприятия. Сказанное не исключает существования предприятий, объединяющих только определенную совокупность имущественных прав.

Предприятие как имущественный комплекс следует отграничивать от унитарных предприятий. Последние пользуются закрепленным за ними государственным или муниципальным имуществом не на праве собственности, а на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

К числу источников возникновения и прекращения права собственности юридических лиц относятся основания, закрепленные в гл. 14 и 15 ГК. В случаях, предусмотренных в законе, могут устанавливаться особенности приобретения и прекращения права собственности юридических лиц. Так, отдельные виды юридических лиц на стадии создания пользуются государственной поддержкой. В частности, к источникам формирования имущества товарищества собственников жилья относятся субсидии на обеспечение эксплуатации общего имущества в многоквартирном доме, проведение текущего и капитального ремонта, предоставление отдельных видов коммунальных услуг, паевые взносы. Передача в собственность религиозным организациям культовых зданий и сооружений с относящимися к ним земельными участками и иного имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, осуществляется безвозмездно (п. 3 ст. 21 ФЗ от 26 сентября 1997 г. “О свободе совести и о религиозных объединениях” (с изм. и доп.)).

Специфической чертой имущества кооператива является формирование его на основе паевых взносов.

К специальным способам прекращения права собственности юридических лиц можно отнести право на получение части имущества участника полного товарищества при выбытии из состава полного товарищества в натуре (п. 1 ст. 78 ГК); обращение имущества некоммерческой организации в доход государства при его ликвидации (п. 1 ст. 20 ФЗ от 12 января 1996 г. “О некоммерческих организациях”) (с изм. и доп.) и др.

Формирование собственности как ядра имущественной основы юридического лица сопровождает его на протяжении всего периода существования. На этапе создания юридического лица основным источником образования собственности являются регулярные либо единовременные поступления от учредителей (участников) юридического лица. Переданное вновь созданному юридическому лицу имущество является основой формирования “складочного капитала” в хозяйственных товариществах, “уставного капитала” в хозяйственных обществах, “паевого фонда” в кооперативах.

В подавляющем большинстве юридические лица создаются за счет собственных средств учредителей. Однако в период начала рыночных преобразований значительная часть организаций (акционерные общества) возникала на базе приватизируемого имущества бывших государственных предприятий. Собственником имущества таких юридических лиц становится само акционерное общество, в том числе и когда государство обладает всем или подавляющим количеством акций, принадлежащих акционерному обществу. Государству в этом случае принадлежит право собственности на акции, а в отношении акционерного общества у государства возникают обязательственные права, подтвержденные ценной бумагой.

Законодатель ушел от признания имущества юридического лица общей долевой собственностью его учредителей. Названное имущество теперь не может являться общей собственностью ни учредителей юридического лица, ни участвующих в нем лиц. Большая часть юридических лиц, включая хозяйственные товарищества и общества, кооперативы, все виды некоммерческих организаций, являются единственными собственниками имущества (п. 3 ст. 213 ГК). Исключение составляют государственные и муниципальные унитарные предприятия, осуществляющие свою деятельность на основе имущества, переданного им в хозяйственное ведение, казенные предприятия, учреждения, осуществляющие свою деятельность на основе права оперативного управления.

Внесение имущества в качестве взноса в уставный или складочный паевой капитал коммерческой организации влечет переход права собственности на это имущество от учредителя к образуемому им юридическому лицу. Учредитель приобретает право требования к созданной им организации на получение части прибыли. Однако в отдельных случаях учредитель хозяйственного общества или товарищества может сохранять право собственности. Согласно п. 17 постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” от 1 июля 1996 г. N 6/9, при разрешении споров по поводу имущества, возникающих между хозяйственным товариществом (хозяйственным обществом) и его учредителем (участником), следует исходить из того, что имущество в натуре, внесенное учредителем (участником) в уставный (складочный) капитал хозяйственного товарищества или хозяйственного общества, принадлежит последним на праве собственности. Исключение составляют лишь случаи, когда в учредительных документах хозяйственного товарищества (хозяйственного общества) содержатся положения, свидетельствующие о том, что в уставный (складочный) капитал учредителем (участником) передавалось не имущество в натуре, а лишь права владения и (или) пользования соответствующим имуществом. Условия учредительного договора хозяйственного товарищества или устава хозяйственного общества, предусматривающие право учредителя (участника) изъять внесенное им в качестве вклада имущество в натуре при выходе из состава хозяйственного товарищества или хозяйственного общества, должны признаваться недействительными, за исключением случаев, когда такая возможность предусмотрена законом.

Учредители некоммерческой организации каких-либо имущественных прав на переданное ей имущество не приобретают. Отдельные виды некоммерческих организаций обладают имуществом на ином праве. Так, некоторые виды учреждений (учебные заведения, музеи, больницы и т.п.) обладают правом самостоятельного распоряжения доходами, приобретенными в результате осуществления ими предпринимательской деятельности, в том числе приобретенным на них имуществом.

Сложности вызывает определение момента возникновения права собственности юридического лица на вносимый вклад: их можно объяснить существующей в этом вопросе пробельностью в гражданском законодательстве. К примеру, учредители общества с ограниченной ответственностью должны оплатить не менее половины уставного капитала уже к моменту государственной регистрации (п. 2 ст. 16 ФЗ “О обществах с ограниченной ответственностью”), т.е. передать имущество несуществующему юридическому лицу. Выходом из сложившейся ситуации является более детальная проработка норм, определяющих правовой статус учредителей и порядок внесения ими вкладов.

В процессе осуществления своей деятельности основными источниками формирования имущества юридического лица являются доходы от реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг; от использования своего имущества, добровольные пожертвования; иные источники, не запрещенные законодательством.

Как и иные субъекты гражданского права, юридические лица как собственники осуществляют правомочия владения, пользования и распоряжения принадлежащим им имуществом. Наличие такого имущества тесно связано с вопросом самостоятельной имущественной ответственности юридического лица. По общему правилу, юридическое лицо несет гражданско-правовую ответственность всем своим имуществом, а не имуществом его учредителей (участников).

Содержание и особенности частной собственности

Частное владение содержит в себе три основных типа реализации субъективных прав хозяина. Каждый их этих типов имеет существенные отличия в полномочиях и правах, которые предоставляет.

  1. Право на владение. Законное полномочие для фактического обладания имуществом и его содержания.
  2. Право на пользование. Полномочие что разрешает эксплуатировать хозяйственное или прочее имущество, извлекая из него полезные свойства.
  3. Право на распоряжение. Позволяет владельцу определять юридическую судьбу имущества, меняя его принадлежность, состояние или назначение.

Основная характеристика полномочий, которые имеет собственник — это то, что он может реализовывать их на свое усмотрение. Собственник самостоятельно распоряжается своим имуществом исходя из своих интересов. Главное, чтобы его действия не противоречили установленному законодательству и не нарушали права и законные интересы окружающих.

К особенностям частной собственности относятся следующие:

  1. У собственника повышается благосостояние, обеспеченность, свобода и независимость. Появляется экономическая стабильность. Находящиеся во владении дома и квартиры расширяют свободу действий не только в жилищном, но и в финансовом плане.
  2. Сохранение и повышение рентабельности имущества, если оно напрямую связано с производством, чтоб максимально сократить сроки его окупаемости.
  3. Обеспечение развития и конкурентоспособности имущества, если это касается предприятий.

Что является объектами частной собственности

Объектом частной собственности считается разновидность любого имущества, кроме того, что на законодательном уровне не может быть таковым в соответствии с пунктом 1 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ограничения относительно количества и цены частной собственности каждого гражданин, нет, кроме тех, что установило законодательство. К ряду таких ограничений относятся те, что основываются на Федеральном законе. Государственное ограничение осуществляется исключительно для того, чтобы защитить конституционные основы, нравственность, здоровье, права и законные интересы окружающих, обороноспособность и безопасность государства.

Для объектов частной собственности установлено два правовых режима: общий и специальный.

Под общим правовым режимом подразумевают наличие одинаковых правил, что распространяются на всех собственников и не имеют в виду какие-либо особые ограничения относительно количества, стоимости и использования частной собственности.

У общего правового режима существуют определенные формы частной собственности:

  • форма коллективного владения подразумевает равное распределение права на владение на всех сотрудников какого-либо коллектива, что в итоге образовывает ЗАО;
  • форма государственного владения присуща государственным организациям, которые занимаются регулировкой раздачи, необходимой разным экономическим объектам, ресурсов;
  • форма общенародного владения подразумевает объекты, которые считаются общенародным достоянием и принадлежат всем без исключения гражданам;
  • форма смешанного владения характеризуется усложнением внутренней формы собственности посредством появления небольших частных организаций.

Под специальным режимом подразумевают целую систему правовых норм, которая предусматривает соблюдение собственниками четко установленных правил во время реализации своего права собственности. Действие специального режима распространено на несколько категорий частной собственности в виде:

  1. Недвижимого имущества, в том числе регистрацию прав, уплату налогов, выполнение установленных нормативных правил относительно покупки, использования и прочего.
  2. Транспортных средств, любого вида оружия, сильнодействующих ядов и прочих движимых вещей, которые ограничены в обороте на законодательном уровне и характеризуются особыми правилами регистрации, также они должны пребывать на учете и охраняться. Запрещена передача такого имущества посторонним лицам без наличия соответствующего на то письменного разрешения, обязательным является выполнение надлежащих мер безопасности.
  3. Продуктивного и рабочего скота, домашних животных, для содержания которых следует соблюдать установленные ветеринарные и санитарные правила по их разведению, а также прочие нормы.
  4. Ценных бумаг, которые обладают установленными особыми правилами по выпуску и обращению.

Происхождение частной собственности

Частное имущество возникло вследствие общественного разделения труда и развития обмена. Первое время процесс обмена мог осуществить исключительно глава родовой общины в виде старейшины или патриарха. Он выступал представителем общины во время проведения меновой сделки, а предмет обмена был общинным достоянием. Однако, со временем общественное трудовое разделение стало развиваться, а уровень меновых сделок расширяться. Это привело к тому, что глава общины начал воспринимать общественное достояние как собственность. Это привело к распаду общин на несколько больших патриархальных семей и возникновению частного имущества.

Каждая патриархальная семья вскоре стала разделяться на несколько отдельных ячеек, вследствие чего частное имущество семейства подверглось очередной трансформации. И каждая семейная ячейка получила в личное использование определенную часть от этого имущества. Чем больше росло частное владение, тем слабее становились родственные узы. В итоге место родовых общин начали занимать сельские общины, отличие которых заключалось в том, что совладельцы имущества не были родственниками. Недвижимость, хозяйство и животные являлись отдельной частной собственностью каждой семьи.

Именно с тех пор началось развитие полноценной частной собственности, которую мы имеем сейчас.

Подводя итоги, видно, что частный вид собственности прошел долгий, непростой путь своего формирования до такого вида, в котором он есть сейчас. Частным может быть любое имущество и в любом количестве, кроме тех случаев, что предусмотрены в государственном законодательстве.

Статья 35 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 35 Конституции РФ гласит:

1. Право частной собственности охраняется законом.

2. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

3. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

4. Право наследования гарантируется.

Комментарий к Статье 35 Конституции РФ

1. В Конституции 1993 г. впервые появились такие понятия, как право частной собственности, свобода экономической деятельности, недобросовестная конкуренция, монополизация, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, предпринимательская деятельность, имущество, интеллектуальная собственность, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, защита чести, доброго имени и т.д. Все эти понятия генетически связаны с гражданским правом. Ряд конституционных норм и принципов воспроизводят нормы гражданского права и, наоборот, нормы ГК зачастую воспроизводят конституционные положения. Конституционная гарантия права частной собственности, содержащаяся в ч. 3 ст. 35 Конституции, более детально регламентируется в нормах ст. 279-283 ГК. А нормы ч. 2 п. 2 ст. 1 ГК близки по своему юридическому содержанию конституционной норме, содержащейся в ч. 3 ст. 55 Конституции.

Конечно, эти нормы однородны, в известном смысле гомогенны, но не тождественны. Норма Конституции всегда занимает более высокое положение в иерархии правовых норм. Она, в отличие от отраслевых норм, всегда характеризуется большей юридической насыщенностью, т.е. более значительной плотностью юридического содержания, что создает возможность многообразных юридических интерпретаций с учетом изменения жизненных обстоятельств или субъективного правопонимания. Конституционные нормы предопределяют содержание однородных отраслевых норм, порой корректируя их в процессе правоприменения.

Такие конституционные понятия, как право частной собственности, неприкосновенность частной жизни, состязательность и т.д., могут быть названы смежными (с отраслевыми) конституционно-правовыми понятиями, поскольку их содержание в конституционном праве может не совпадать с содержанием одноименных отраслевых понятий.*(442)

В решении Федерального Конституционного Суда Германии по делу Люта*(443) содержится идея о том, что конституционные нормы и принципы должны определять порядок истолкования судами общей юрисдикции обычных законов. По мнению ФКС, Основной закон ФРГ установил “объективный порядок ценностей”, под влиянием которого оказались как публичное, так и частное право. В указанном решении отмечается, что “положение частного права должно согласовываться с данной системой ценностей и каждое из них должно быть истолковано в духе этой системы”. Обычные суды должны проводить создаваемые ими в процессе истолкования обычных законов правоположения в соответствии с установленной Основным законом системой ценностей.

Включение в текст Конституции ст. 35 имеет важные последствия для развития гражданского права. В частности, вряд ли можно оспорить общедозволительную природу конституционной нормы, содержащейся в ч. 2 ст. 35, в соответствии с которой каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Причем в конституционной норме нет указания на то, что виды и содержание вещных прав должны быть исчерпывающим образом определены в законе. Это обстоятельство может иметь решающее значение для разрешения теоретического спора о том, носит ли перечень вещных прав в ГК исчерпывающий характер*(444).

Положения ст. 35 находятся в системно-логических связях с другими положениями Конституции, образуя при этом своеобразные нормативные комплексы, создающие новый кумулятивный эффект в правовом регулировании. Сложение конституционных положений в определенный комплекс порождает, по сути дела, новые нормативные предписания. Так, взятая в совокупности с принципом свободы экономической деятельности ст. 35 создает совершенно иное представление об объектах и назначении права частной собственности. На основе данного конституционного комплекса коренным образом изменилось гражданско-правовое регулирование ограничения объектов права собственности, которое в прежнем гражданском законодательстве (ГК РСФСР 1964 г.) носило столь обширный характер, что приводило к такому новому качеству, как строго потребительский характер права личной собственности граждан. В соответствии с п. 2 ст. 213 ГК РФ 1994 г. не подлежат ограничению количество, а также стоимость объектов права собственности граждан.

В настоящее время в соответствии с комментируемой статьей ГК предусматривает, что: собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (п. 1 ст. 209); он вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209); в собственности граждан может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам. Количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом в целях, предусмотренных п. 2 ст. 1 ГК (п. 1 и 2 ст. 213). С учетом нового конституционного и гражданского законодательства в настоящее время нет ограничений по предельным размерам жилых строений, возводимых на садовых земельных участках. Строительство на садовых и дачных земельных участках унифицированно регулируется строительными нормами и правилами (см. Постановление КС РФ от 14.04.2008 N 7-П*(445)).

Обязанность по охране права частной собственности является конституционной обязанностью государства (ч. 1 ст. 35). Эта обязанность исполняется прежде всего путем принятия законов (как федеральным государством, так и субъектами РФ). Но какие правовые последствия могут возникнуть, если государство в течение достаточно долгого времени не принимает мер по охране с помощью закона права частной собственности?

В жалобе в Конституционный Суд РФ нескольких акционерных обществ оспаривалась конституционность нормы п. 8 ч. 1 ст. 33 КЗоТ РФ. По мнению заявителей, данная норма в той мере, в какой ею запрещается увольнение работника за совершение по месту работы хищения имущества, не являющегося государственным или общественным, противоречит Конституции, ее ч. 2 ст. 8 и ч. 1 ст. 35. Конституционный Суд применил положения ст. 8 и ч. 1 ст. 35 Конституции, из которых следует, что все субъекты права собственности должны иметь одинаковые возможности защиты своего имущества (объектов собственности), как правило, без каких-либо привилегий или ограничений. По сути дела, новое нормативное положение образовалось из совместного действия конституционных положений ст. 8 и ч. 1 ст. 35, которые при этом создают своеобразный синергетический эффект. В Постановлении от 24.02.2004 N 3-П*(446) Конституционный Суд отметил, что положение ч. 1 ст. 35 Конституции о том, что право частной собственности охраняется законом, предполагает конституционную обязанность законодателя обеспечить неприкосновенность права частной собственности, в том числе путем установления надлежащих юридических процедур принятия решений общим собранием акционеров.

Несмотря на то что в ч. 1 комментируемой статьи содержится норма о том, что охраняется законом право частной собственности, Конституционный Суд исходит в своей практике из более широкой интерпретации данной нормы, полагая, что под защитой Конституции находится широкий спектр вещных прав. Конституционная обязанность государства охранять право частной собственности не ограничивается деятельностью по законодательному регулированию. С учетом такой социальной ценности, как добросовестное владение, Суд обосновал необходимость того, чтобы и суды как органы государства участвовали в поиске разумного баланса между правом частной собственности и добросовестным владением, которое, по его мнению, изложенному в Постановлении от 21.04.2003 N 6-П*(447) является субъективным вещным правом.

В ст. 12 ГК названо 11 способов защиты нарушенных субъективных гражданских прав. Например, для защиты права собственности можно воспользоваться таким способом, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право, т.е. можно воспользоваться виндикационным или негаторным иском (ст. 302, 305 ГК). Другим способом защиты является признание оспоримой сделки недействительной по правилам ст. 167 ГК. При этом отдаваемый судами общей юрисдикции приоритет такому способу защиты, как признание сделки недействительной, влекущему реституцию, по сути дела, означает прособственническую правовую позицию этих судов. Арбитражные суды в большей степени оказались склонны отдавать приоритет такому способу защиты, как виндикационный иск, занимая в результате провладельческую позицию, защищая добросовестных владельцев.

Конституционный Суд не воспринял ни идею о том, что добросовестный владелец является собственником, ни противоположную ей идею о том, что незаконное добросовестное владение – это фактическое состояние, а не субъективное право. Обычно Суд не торопится высказывать свое мнение по проблеме, дискутируемой в доктрине. Что же заставило Суд в данном случае сделать исключение? По всей видимости, осознание того, что проблема состоит в поиске очень тонкого баланса между законными интересами как собственника, так и добросовестного приобретателя. Если исходить из того, что у собственника – полноценное субъективное право, а владение добросовестного приобретателя – это лишь фактическое состояние, то поиск такого баланса заведомо обречен на провал. В таком случае бесполезно пытаться применить конституционный принцип соразмерности и пропорциональности (ч. 3 ст. 55 Конституции), всегда предполагающий поиск баланса равнозащищаемых ценностей.

2. В упомянутом Постановлении 21.04.2003 N 6-П Конституционный Суд пришел к выводу, что по смыслу ч. 2 комментируемой статьи во взаимосвязи со ст. 8, 34, 45, 46 и ч. 1 ст. 55 Конституции, права владения, пользования и распоряжения имуществом обеспечиваются не только собственникам, но и иным участникам гражданского оборота. В тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь, возникшие на предусмотренных законом основаниях, имеют другие, помимо собственника, лица – владельцы и пользователи вещи, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита прав. К числу таких имущественных прав, по мнению Суда, относятся и права добросовестных приобретателей.

На первый взгляд, это положение может показаться крайне спорным. Толкуя конституционную норму ч. 2 ст. 35, Конституционный Суд в качестве самостоятельных имущественных прав рассматривает собственность (которая предполагает обладание такими правомочиями, как владение, пользование и распоряжение) и владение. Получается, что ст. 35 Конституции гарантирует государственную защиту не только субъективного конституционного права частной собственности, но и широкого спектра различных имущественных прав. Очевидно, что такое истолкование очень напоминает интерпретацию конвенционной нормы об уважении собственности, содержащейся в ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейским Судом по правам человека.

Однако не повлечет ли такая интерпретация и государственную защиту владения, скажем, вора? Нет. Есть одна принципиальная деталь, на которой, собственно, и построены все последующие логические рассуждения Суда: о добросовестных владельцах как обладателях именно имущественного права можно говорить только с учетом того, что они являются участниками “гражданского оборота”. При внимательном изучении текста Постановления КС РФ от 21.04.2003 N 6-П становится понятным, почему и в Определении КС РФ от 27.11.2001 N 202-О*(448) признание прав добросовестными приобретателями нерастаможенных автомобилей увязывается с их приобретением “в ходе оборота”. Оговорка о гражданском обороте во многом объясняет, почему в результате судебного решения состояние фактического незаконного владения превращается в субъективное имущественное право добросовестного владельца.

По всей видимости, не случайно Конституционный Суд утверждает, что добросовестный владелец обладает субъективным правом, называя его достаточно абстрактно имущественным правом. С нашей точки зрения, это имущественное право является новым вещным правом. В силу обладания этим правом добросовестный владелец приобретает возможность непосредственно воздействовать на вещь и отражать посягательство на свое право со стороны третьих лиц. При этом непосредственное воздействие на вещь не следует понимать только как физическое обладание вещью. Владение добросовестного приобретателя, в отличие от простого держания, предполагает определенную меру имущественной власти. Не препятствует признанию рассматриваемого субъективного права вещным то обстоятельство, что оно ограничено во времени в отличие от большинства абсолютных прав. В конце концов временный характер права пожизненного наследуемого владения не мешает признавать его вещным.

Очевидной особенностью права добросовестного владения является специфика основания его возникновения. В отличие от других вещных прав непременным условием для его возникновения является наличие в сложном юридическом составе, влекущем возникновение данного права, судебного решения, в силу которого оно и возникает. Пока не состоится судебное решение в пользу добросовестного владельца, его состояние определяется как незаконное добросовестное владение. При этом в силу ограничений на виндикацию у добросовестного приобретателя появляется субъективное имущественное право. Обязательность наличия судебного акта обусловливается тем, что установление добросовестности – это акт правосудия, которое в силу ч. 1 ст. 118 Конституции осуществляется только судом. Новое имущественное право добросовестного приобретателя возникает и в случае истечения срока давности по виндикационному иску (ст. 199 ГК). Добросовестность владения должна подтверждаться судом с помощью определенных юридических фактов.

Итак, Конституционный Суд в Постановлении от 21.04.2003 N 6-П признал имущественное право добросовестного приобретателя. В резолютивной части Постановления зафиксировано, что положения ст. 167 ГК в их конституционно-правовом истолковании означают, что они не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом. Значит ли это, что Суд не считает возможным применение ст. 167 ГК в случае, если жилое помещение или иное имущество истребуется собственником у любого добросовестного приобретателя? Можно ли понять это Постановление как явно выраженный приоритет имущественного права добросовестного приобретателя над правом собственности? Полагаем, что такое понимание Постановления КС РФ носило бы чрезмерно прямолинейный характер. И если раньше суды общей юрисдикции пренебрегали применением гражданско-правовых норм, ограничивающих право собственников на виндикацию, отдавая предпочтение применению положений ст. 167 ГК, предусматривающих реституцию, то “буквальное” понимание данного Постановления опасно как иная крайность. К сожалению, превратное понимание правовой позиции Конституционного Суда можно встретить и в литературе.*(449)

На самом деле Конституционный Суд не высказал мнение о приоритете имущественного права добросовестного приобретателя, обеспечиваемого с помощью норм об ограниченной виндикации (ст. 302 ГК). В п. 3 мотивировочной части Постановления КС РФ подтверждается, что ГК в соответствии с вытекающими из Конституции основными началами гражданского законодательства (п. 1 ст. 1 ГК) не ограничивает гражданина в выборе способов защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых способов; граждане и юридические лица в силу ст. 9 ГК вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению.

Право на выбор способа государственной защиты прав и свобод можно вывести и из основного содержания конституционного права, предусмотренного ст. 45 Конституции. Реституция, как справедливо отметил К.И. Скловский, по своей юридической природе очень своеобразное требование: не являясь ни вещным, ни обязательственным, оно имеет сильный публично-правовой элемент, т.е. это не чисто частноправовое средство защиты.*(450) Виндикация, напротив, представляет собой типично частно-правовое средство защиты. А поэтому применение реституции с ее значительным публично-правовым элементом не всегда позволяет обеспечить баланс законных интересов собственника и добросовестного приобретателя.

Для того чтобы обеспечить искомое равновесие в определенных случаях, предпочтительным является применение виндикации. Собственники, стороны в договоре, третьи лица, добросовестные приобретатели – все это участники гражданского оборота. Исходя из общеправового принципа справедливости, защита прав собственника и имущественного права добросовестного приобретателя должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота. Осуществляя регулирование оснований возникновения и прекращения права собственности и других вещных прав, договорных и иных обязательств, оснований и последствий недействительности сделок, федеральный законодатель должен предусматривать такие способы и механизмы реализации имущественных прав, которые обеспечивали бы защиту не только собственникам, но и добросовестным приобретателям как участникам гражданского оборота (п. 2 мотивировочной части Постановления КС РФ от 21.04.2003 N 6-П).

С целью установить, в каких случаях приоритет должен отдаваться защите права собственника, а в каких – праву добросовестного приобретателя, Конституционный Суд предложил судам использовать в качестве объективного критерия (теста) два конституционных принципа: а) соразмерности и пропорциональности и б) стабильности гражданского оборота. Ключевое для понимания смысла правовой позиции Суда положение заключается в следующем.

Права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. 1 и 2 ст. 167 ГК. То есть если между собственником имущества и добросовестным приобретателем не было заключено сделки, то последнего надо рассматривать как третье лицо, к которому нельзя предъявлять иск о признании сделки недействительной и о применении последствий признания сделки недействительной. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли др.).

Иное истолкование положений п. 1 и 2 ст. 167 ГК означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т.е. требовать возврата полученного в натуре, не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой сделок и т.д.). Таким образом, появляется объективный критерий – количество заключенных сделок между собственником и добросовестным приобретателем. Цепочка этих сделок – это часть гражданского оборота, стабильность которого должна поддерживаться как конституционным, так и гражданским законодательством. При наличии в этой цепочке нескольких звеньев интересы добросовестного приобретателя начинают перевешивать право собственника, ибо в интересе приобретателя объективируется идея стабильности гражданского оборота.

Использование положения ч. 2 ст. 35 Конституции как предусматривающего государственное признание и защиту такого имущественного права, как право добросовестного владельца, оказалось необходимым для того, чтобы суды, применяя ст. 167 ГК, обладая достаточной степенью дискреции, в каждом конкретном случае самостоятельно решали вопрос, какой способ защиты целесообразно применить, исходя из необходимости поиска разумного баланса между законными интересами собственника и добросовестного владельца. С помощью конституционно-правового истолкования ст. 167 ГК Конституционный Суд продемонстрировал значимость мегапринципа частного права – обеспечения стабильности, предсказуемости и надежности гражданского оборота. В противном случае для широкого круга добросовестных приобретателей, проявляющих при заключении сделки добрую волю, разумную осмотрительность и осторожность, будет существовать риск неправомерной утраты имущества, которое может быть истребовано у них в порядке реституции. Подобная незащищенность вступает в противоречие с конституционными принципами свободы экономической деятельности и свободы договоров, дестабилизирует гражданский оборот, подрывает доверие его участников друг к другу, что несовместимо с принципами правового государства.

Свое развитие правовая позиция Конституционного Суда, в соответствии с которой Конституцией гарантируется не только право собственности, но и иные вещные (имущественные) права, получила в Постановлении от 13.12.2001 N 16-П*(451). Согласно ч. 3 комментируемой статьи никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Раскрывая конституционно-правовой смысл понятия “имущество”, использованного в данной статье, Суд пришел к выводу, что им охватываются не только право собственности, но и вещные права (Постановления от 16.05.2000 N 8-П и от 03.07.2001 N 10-П *(452)). Следовательно, ч. 3 ст. 35 Конституции гарантируется защита не только права собственности, но и таких имущественных прав, как право постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения земельным участком. Данная конституционная гарантия, адресованная прежде всего собственникам, во всяком случае не может толковаться как отрицающая государственную защиту других признанных имущественных прав граждан и умаляющая в какой-либо мере возможности такой защиты для законных землепользователей. На этом основано и действующее гражданско-правовое регулирование: согласно ГК имущество как объект вещного права, в частности принадлежащее лицу на праве постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения, включая земельные участки, подлежит защите по правилам, действующим также применительно к праву собственности (ст. 216, 279, 283, 304 и 305).

Такой подход, как указал Конституционный Суд в Постановлении от 16.05.2000 N 8-П, корреспондирует толкованию понятия “свое имущество” Европейским Судом по правам человека, лежащему в основе применения им ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский Суд исходит из того, что каждый имеет право на беспрепятственное пользование и владение своим имуществом, в том числе в рамках осуществления вещных прав, также подлежащих защите на основании указанного Протокола (решения от 23 сентября 1982 г. по делу “Спорронг и Лоннрот (Sporrond and Lonnroth) против Швеции”, от 21 февраля 1986 г. по делу “Джеймс и другие (Games and Others) против Соединенного Королевства”, а также содержащее ссылки на них решение от 30 мая 2000 г. по делу “Карбонара и Вентура (Cardonara and Ventura) против Италии”). Таким образом, по смыслу ч. 1 ст. 17, ч. 3 ст. 35 и ч. 1 ст. 55 Конституции во взаимосвязи с соответствующими международно-правовыми нормами, в отношении права постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения земельными участками действует механизм защиты, гарантируемый ст. 45 и 46 Конституции.

3. В ч. 3 комментируемой статьи содержатся две конституционные гарантии неприкосновенности права частной собственности – судебная и стоимостная. Судебная гарантия состоит в том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Стоимостная гарантия предполагает, что принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Что касается судебной гарантии неприкосновенности права частной собственности, то Суд ввел в оборот понятия предварительного и последующего судебного контроля, обратив внимание на различие в механизмах защиты права собственности применительно к юридическим лицам (последующий судебный контроль) и к физическим лицам (предварительный судебный контроль) (см. Постановление от 17.12.1996 N 20-П*(453)). В основе Постановления КС РФ от 20.05.1997 N 4-П, касавшегося Таможенного кодекса *(454), лежит идея о том, что концепция права частной собственности, включая ее конституционные гарантии, должна выводиться из самой Конституции, а не только из норм гражданского законодательства, уровень которого ниже. Границы юридических гарантий права частной собственности не должны определяться только на базе частноправового регулирования. Следовательно, используемые в Конституции понятия “имущество”, “лишение имущества” могут быть шире по объему, нежели гражданско-правовые понятия “имущество” и “утрата права собственности”. На основе этой методологической посылки Суд обосновал ряд правовых позиций.

Прежде всего, Конституционный Суд определил сферу применения судебной гарантии права собственности, которая применяется как в частно-правовой, так и в публично-правовой сфере, т.е. в отношениях между органами государства, с одной стороны, и юридическими и физическими лицами – с другой. Публичный интерес обеспечения экономической безопасности обусловливает необходимость в рамках публично-правовых отношений задействовать специфические механизмы судебной защиты. И если в частно-правовой сфере судебная гарантия права частной собственности предполагает наличие только предварительного судебного контроля (т.е. одно частное лицо может лишить имущества другое лицо только по суду), то в сфере публично-правовых отношений возможен как предварительный, так и последующий судебный контроль.

Что касается отношений, возникающих между таможенными органами и лицами, нарушающими таможенное законодательство, что влечет конфискацию (т.е. санкцию за нарушение таможенных правил) определенного имущества, то Конституционный Суд признал достаточным лишь последующий судебный контроль. По мнению Суда, вынесение таможенными органами постановления о конфискации имущества при наличии гарантии последующего судебного контроля за законностью конфискации не противоречит требованиям ст. 35 Конституции. Однако из Постановления не следует, что в публично-правовой сфере во всех случаях достаточен лишь последующий судебный контроль.

Для разрешения возникшего конституционно-правового спора Суд истолковал конституционное понятие “лишение имущества” и установил, что судебная гарантия применяется при наличии следующих предпосылок: 1) данное имущество является частной собственностью; 2) оно должно быть “своим”, т.е. принадлежать лицу на законном основании; 3) такое имущество не могут составлять вещи, которые по закону изъяты из оборота; 4) субъектом упомянутой конституционной гарантии является только собственник, но не любое иное лицо, в чьем владении, распоряжении или пользовании оказалось это имущество, хотя бы и на законном основании; 5) лишение собственника принадлежащего ему имущества производится принудительно, т.е. вопреки его воле и согласию; 6) лишение имущества означает переход права собственности на него к другому собственнику (государству, муниципальному образованию, юридическому или физическому лицу); 7) не признается лишением предварительное изъятие (арест) в качестве превентивной меры в целях обеспечения заявленного требования о передаче этого имущества в собственность другого лица (в том числе государства, муниципального образования).

О возможности законодателя использовать либо последующий, либо предварительный судебный контроль при лишении имущества Конституционный Суд высказывался в 17 своих решениях, что позволяет сформулировать определенные общие выводы. Во-первых, Суд признал, что сферой применения “судебной гарантии” ч. 3 ст. 35 Конституции являются не только эпизодические административно-правовые отношения, возникающие при лишении собственника его имущества, но и систематически возобновляемые налоговые отношения. Во-вторых, данная гарантия не распространяется на случаи лишения имущества, которое не является “своим”, в силу того, что владение этим имуществом запрещено или противоправно по каким-либо причинам (Определение КС РФ от 03.12.1998 N 201-О). В-третьих, судебный контроль за лишением имущества собственника может реализовываться законодателем в двух формах: а) как последующий судебный контроль и б) как предварительный судебный контроль. При этом выбор одной из этих форм не является абсолютной дискрецией законодателя, поскольку должен предопределяться природой возникающих правоотношений. В Определении КС РФ от 10.03.2005 N 97-О*(455) сформулирован очень важный общий вывод: если возникают публично-правовые отношения, приводящие к изменению юридической судьбы вещи, т.е. имеет место не временное изъятие имущества, меняется титул собственника, то допустим только предварительный судебный контроль.

Природа возникающих при лишении собственника его имущества правоотношений во многом зависит от того, что является их объектом. В литературе отмечается, что объекты права собственности становятся все более неосязаемыми. К ним начинают относить, помимо привычных вещей, акции и облигации, банковские вклады, страховые полисы, товарные знаки, патенты и даже деловую репутацию.*(456)

Отчуждение имущества у частного собственника без возмещения стоимости вообще недопустимо. Конституционный Суд Постановлением от 16.05.2000 N 8-П признал не соответствующими Конституции, ее ч. 3 ст. 35, ч. 1 ст. 46 и ч. 2 и 3 ст. 55, положения п. 4 ст. 104 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” в той части, в какой они по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, позволяют передавать муниципальным образованиям жилищный фонд социального назначения, детские дошкольные учреждения, объекты коммунальной инфраструктуры, жизненно необходимые для региона, без выплаты должникам-собственникам, находящимся в процедуре конкурсного производства, разумной, справедливой компенсации, обеспечивающей баланс между публичными и частными интересами.*(457)

Вопрос о том, какой должна быть стоимость отчуждаемого для государственных нужд имущества частных собственников, приобретает принципиальное значение. Что означает равноценное возмещение? Надо ли оценивать экономическую ценность изымаемой вещи исходя из существующей ценности по рыночным ценам или же необходимо принимать во внимание ту экономическую ценность от эксплуатации вещи, которая в будущем может возрасти (т.е. с учетом будущей потенциально более высокой стоимости)?

При определении размера компенсации необходимо учитывать многие конституционные ценности. Право частной собственности призвано защищать только разумный эгоизм. При определении размера компенсации необходимо также учитывать потребности всего общества в развитии транспорта, средств связи и т.д. Компенсация не должна достигать таких размеров, чтобы всякие публично-значимые инновации становились экономически невыгодными в силу высоких затрат на компенсацию за изъятие имущества. Развитие технического прогресса не может стопориться в силу права частной собственности. Необходимо принимать во внимание также то обстоятельство, что источник выплаты компенсации частным собственникам – это не какие-то “закрома Родины”, а налоговые поступления, которыми облагаются все другие собственники.

В Конституции определены важнейшие критерии возмещения при принудительном отчуждении имущества для государственных нужд – оно должно быть равноценным. Между тем Европейский Суд по правам человека допускает возможность снижения размера возмещения, в результате которого оно уже не будет “равноценным”. В решении от 23 сентября 1982 г. по иску “Спорронг и Лоннрот против Швеции” (Sporrong and Lonnroth v. Srueden) Европейский Суд указал, что суды должны определять, “было ли соблюдено справедливое равновесие между требованиями интересов общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности.*(458)

Сравнение этих двух различных способов определения размера возмещения при отчуждении имущества для публичных нужд позволяет сделать вывод о том, что предусмотренная в ч. 3 ст. 35 Конституции норма о возмещении построена на частноправовых принципах неприкосновенности собственности и обеспечения восстановления нарушенных прав, в то время как правовая позиция Европейского Суда исходит из того, что отношения, возникающие при отчуждении имущества у частных собственников, представляют собой сферу прежде всего публичного права.

Возможны и такие ситуации, когда, приняв закон, государство вводит такой правовой режим, таким образом устанавливает порядок владения, пользования и распоряжения имуществом, что, не изымая имущество юридически, фактически приводит к изменению экономической структуры, т.е. фактически изымает собственность. В практике Федерального Конституционного Суда Германии возникло дело, когда проверялся нормативный акт, устанавливающий для собственников зданий, являющихся памятниками старины, такой объем затрат на содержание этих зданий, что они оказывались вынужденными продавать свое имущество. Последствия такого законодательного регулирования фактически могут быть такими же, что и при национализации имущества без выплаты компенсации.

Понятие лишения имущества в конституционном праве РФ может иметь смысл, отличный от его традиционной интерпретации в гражданском праве, превращаясь в автономное правовое понятие конституционного права. Две конституционные гарантии ч. 3 ст. 35 входят в состав комплексного межотраслевого института неприкосновенности собственности, образуя его конституционно-правовую основу. Гражданско-правовой принцип неприкосновенности собственности (п. 1 ст. 1 ГК) в определенном смысле обладает более широким нормативным содержанием, поскольку означает обеспечение собственникам возможности использовать принадлежащее им имущество в своих интересах, не опасаясь его произвольного изъятия или запрета либо ограничений в использовании.*(459) Действие гражданско-правового принципа неприкосновенности собственности исключает возможность неосновательного присвоения чужого имущества (гл. 60 ГК). С другой стороны, “автономность” понятия “лишение имущества” помимо воли собственника в конституционном праве может означать, что оно охватывает случаи, ситуации, не находящиеся в орбите гражданско-правового принципа неприкосновенности собственности. С точки зрения гражданского права лишение может иметь место в случаях физического воздействия на объект собственности, в то время как с точки зрения конституционного права лишение части собственности может иметь место и без физического воздействия. Примером может служить случай устройства рядом с элитным домом кладбища, в результате чего стоимость квартир резко снижается. Закон может возложить на собственников объектов недвижимости, относящихся к памятникам старины, такие обязанности по их сохранению и содержанию, что они будут вынуждены произвести их отчуждение. Несоразмерное перенесение бремени несения расходов, возникающих в целях достижения какого-либо общего, публичного блага, на индивида – собственника приводит к лишению собственности в конституционно-правовом смысле.

В отличие от гражданско-правового принципа неприкосновенности собственности, который призван защищать субъектов вещных прав, с точки зрения конституционного права нет разумных оснований для отказа распространения конституционных гарантий права частной собственности и на интеллектуальные права. Так, права на товарный знак, по смыслу п. 2 ст. 132 ГК, входят в состав имущества организации. Следовательно, лишить правообладателя этих прав может только суд (ч. 3 ст. 35 Конституции). Палата по патентным спорам является не судебным органом, а значит полномочиями по лишению права на это имущество обладать не может.

В соответствии с ч. 1 комментируемой статьи право частной собственности охраняется законом. В силу ч. 1 ст. 44 Конституции интеллектуальная собственность охраняется законом. Конституция возлагает на федерального законодателя обязанность посредством принятия законов равным образом обеспечить охрану и частной, и интеллектуальной собственности. Право на товарный знак является имущественным правом и в конституционно-правовом смысле представляет собой такое имущество, которого никто не может быть лишен иначе, как по решению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции).

Ряд решений Конституционного Суда, основанные на применении конституционных гарантий ч. 3 ст. 35, свидетельствуют о появляющейся в судебной доктрине сдержанности при решении, по сути дела, экономических вопросов. В Постановлении от 24.02.2004 N 3-П*(460) о дробных акциях содержится общий вывод о том, что судебный контроль призван обеспечивать защиту прав и свобод акционеров, а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых советом директоров и общим собранием акционеров, которые обладают самостоятельностью и широкой дискрецией при принятии решений в сфере бизнеса. Следовательно, суды, осуществляя контроль, не должны оценивать экономическую целесообразность принятых решений, поскольку в силу рискового характера предпринимательской деятельности существуют объективные пределы в возможности судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Конституция не исключает ограничение права частной собственности ч. 3 ст. 55 и лишение этого права ч. 3 ст. 35, однако возможность перераспределения собственности уравновешивается конституционно-правовым принципом неприкосновенности частной собственности. Конституционный Суд РФ в ряде своих постановлений пришел к выводу, что данный принцип может быть выведен из совокупности конституционно-правовых положений и включает в свое нормативное содержание конституционные гарантии обеспечения частным собственникам возможности свободного использования принадлежащего им имущества, стабильности отношений собственности, недопустимости произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности.

Конституционный Суд РФ расширил границы применения гарантии неприкосновенности права частной собственности, содержащиеся в ч. 3 ст. 35 Конституции, поскольку определил, что принудительное отчуждение имущества возможно при условии предварительного и равноценного возмещения не только при отчуждении имущества для государственных нужд, но и в тех случаях, когда оно осуществляется в определенных публичных целях – “общего для акционерного общества блага” (Постановление от 24.02.2004 N 3-П).

Несмотря на то что пока в практике Суда неприкосновенность собственности рассматривается только как конституционный принцип, вполне допустимо утверждать, что системно-логическое единство (комплекс) взаимосвязанных конституционных положений, содержащихся в ч. 1 ст. 1 – о правовом государстве, в ч. 1 ст. 35, в ст. 45 и ч. 1 ст. 55, образуют конституционно-правовой институт неприкосновенности собственности, распространяющийся как на право частной, так и на право публичной собственности.

4. Конституционное право частной собственности по своему содержанию предполагает возможность распоряжения объектами права частной собственности (ст. 35, ч. 2). Конституционной гарантией этого права является положение о том, что право наследования гарантируется (ч. 4 ст. 35). Комментируемая норма существенно отличается от аналогичной нормы ранее действовавшей Конституции РСФСР 1978 г., в которой закреплялось положение об охране государством права наследования и не упоминалось о гарантии права наследования. Федеральным законом от 26.11.2001 N 147-ФЗ введена в действие часть третья ГК, состоящая из двух разделов – разд. V “Наследственное право” и разд. VI “Международное частное право”.

Положение ч. 4 комментируемой статьи применялось Конституционным Судом в ряде решений, в частности в Постановлении от 16.01.1996 N 1-П “По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 560 Гражданского кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина А.Б. Наумова”*(461), в Определении от 09.12.1999 N 209-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Куркиной Елены Анатольевны на нарушение ее конституционных прав статьей 535 ГК РСФСР”*(462).

Судебная практика по статье 35 Конституция РФ:

  • Решение Верховного суда: Решение N ВКГПИ13-49, Судебная коллегия по делам военнослужащих, первая инстанция
    По мнению заявителя, абз. третий п. 7 Порядка нарушает его права и противоречит ч. 2 ст. 17 Всеобщей декларации прав человека, ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции по правам человека, ст. 89 Конвенции Международной организации труда, ч. 3 ст. 35 Конституции Российской Федерации, Федеральному закону от 12 июля 1999 г. № 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих» и ст. 1109 ГК РФ. Демиденко К.В. утверждает, что применение оспариваемого положения лишает его и других военнослужащих единственных средств существования и посягает на их частную собственность…
  • Решение Верховного суда: Решение N АКПИ17-203, Судебная коллегия по гражданским делам, первая инстанция
    По мнению административного истца, названные нормативные положения нарушают его права и законные интересы как единственного участника общества с ограниченной ответственностью КОМПАНИЯ «ИНТЕГРА» (ОГРН), предусмотренные статьями 34, 35 Конституции Российской Федерации, статьями 16, 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как соответствующее решение о предстоящем исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ в установленном законом порядке налоговым органом не было опубликовано…
  • Решение Верховного суда: Определение N 59-АПГ17-1, Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция
    Нормы, содержащиеся в этой статье, в развитие положений части 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации о возможности принудительного отчуждения имущества для государственных нужд только при условии предварительного и равноценного возмещения направлены прежде всего на обеспечение прав и законных интересов собственника жилого помещения…
Источники

  • https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1604163
  • https://be5.biz/pravo/g014/21.html
  • https://ZaZemlyu.ru/zemelnoe-pravo/pravo-sobstvennosti/chastnaya.html
  • http://ConstitutionRF.ru/rzd-1/gl-2/st-35-krf
  • http://ConstRF.ru/razdel-1/glava-2/st-35-krf
  • https://www.zakonrf.info/konstitucia/35/

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юридическая консультация в Москве, статьи по праву и судам
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: