Денежные реформы в СССР – причины провдения

Причины проведения

Денежные реформы всегда проводятся государством, поскольку только у него есть такое право. Причины для их проведения могут быть разными, но к основным можно отнести:

  • нарушение процессов денежного обращения;
  • серьезный подрыв доверия к национальной валюте
  • гиперинфляция;
  • необходимость стабилизировать и укрепить национальную валюту.
  • изменения в политическом устройстве страны;
  • образование нового государства и т. д.

Любая денежная реформа направлена на то, чтобы радикально устранить имеющиеся недостатки в финансовой сфере. В ходе преобразований возможно изъятие из обращения обесценившейся национальной валюты, изменение денежной единицы или переход от одной денежной системы к другой. При этом изменения касаются как наличного оборота, так и безналичных расчетов.

Огромную роль при проведении денежных реформ играет кредитно-денежная политика государства, регулирующая финансовую сферу, и меры по сохранению достигнутых результатов. В противном случае, даже успешно проведенная, на первый взгляд, реформа не гарантирует в дальнейшем устойчивости новой денежной единицы.

Существует несколько методов проведения денежных реформ. К наиболее мягким можно отнести девальвацию – понижение стоимости национальной валюты по отношению к твердым валютам развитых стран (доллару, евро и т. д.).

При глубокой инфляции в стране возможны деноминация и нуллификация денег. Деноминация – это изменение номинала денежной единицы, кратное десяти, с заменой всех денежных знаков на новые и пересчетом всех финансовых обязательств в стране (цен, тарифов, зарплат и т. д.).

Нуллификация – это аннулирование государством резко обесценившихся денег (как правило, вследствие гиперинфляции), объявление их недействительными и выпуск новых в меньшем количестве.

Денежные реформы в СССР

За свою историю СССР пережил четыре крупных денежных реформы.

В 1922-24 гг.

Гражданская война и новая политическая повестка спровоцировали гиперинфляцию. В результате власти нарастили денежную эмиссию, как следствие – начался резкий дефицит бюджета, деньги обесценивались все быстрее, а доходы населения стремительно падали. За год до начала денежной реформы 100 000 совзнаков (банкноты, выпускаемые Народным комиссариатом финансов РСФСР) реально равнялись 1 дореволюционной копейке. Отдельной проблемой стояло то, что на тот момент среди населения в ходу были не только совзнаки, но и царские деньги, казначейские знаки 1917 года и т. д. Из-за обнищания многие начинали переходить на натуральный обмен.

Реформа проводилась в 1922-1924 гг. и представляла собой две последовательные деноминации и унификацию денежных средств. В 1922 году были выпущены новые государственные банкноты, начался обмен денег у населения. Один новый рубль стал равняться 10 000 любых прежних банкнот и купонов. Это позволило привести всю денежную массу к одной валюте, но не смогло достаточно укрепить новые рубли.

В следующем году произошел выпуск государственных банкнот образца 1923 года. При обмене новые денежные знаки приравняли к 100 рублям образца 1922 года или к 1 млн денежных знаков, выпущенных до 1922 года. Эти меры так же не помогли добиться желаемой стабилизации советской валюты.

В 1924 году государство выпустило советские золотые червонцы, которые обеспечивались золотом, драгметаллами и краткосрочными государственными обязательствами. Несмотря на название, содержание золота в червонце соответствовало 10 рублям царского выпуска. Таким образом, на рынке одновременно в ходу теперь были и червонцы, и рубли образца 1923 года. Летом 1924 года последние были изъяты у населения путем обмена на червонцы по курсу 50 000:1. В результате двухлетней реформы в итоге рубль деноминировался в 50 млрд раз.

Деньги в раннем СССР

После Революции в октябре 1917 г. прекратила своё существование Российская империя. На смену ей пришёл СССР.

Как новоиспечённой стране ей нужны были новые деньги. И ими стали так называемые расчётные или денежные знаки. Они были в обиходе 5 лет – с 1919 по 1924 гг.

Расчётный знак в 30 руб. (1919 г.)

Расчётный знак в 100 руб. (1921 г.)

Денежный знак в 500 руб. (1922 г.)

Денежный знак в 25 руб. (1923 г.)

Кроме этих денежных знаков были ещё «Обязательства». Их номинал был больше самой крупной купюры в 10 000 руб. Например, одно такое обязательство могло означать 1 млн. руб.

Обязательство на 10 млн. руб. (1921 г.)

Но из-за гражданской войны с 1918 г. деньги начали обесцениваться. Купюра номиналом 100 000 денежных знаков по прошлым меркам до инфляции равнялась бы всего лишь 1 коп.

Поэтому на смену расчётным знакам пришла карточная система. Людям выдавались карточки с талонами на продукты и товары.

С 1922 г. на протяжении 2-х лет проводилась денежная реформа. В итоге деньги приобрели новый вид – червонец (1 черв. = 10 000 расчётных знаков).

Выпускались червонцы в бумажном виде и в виде золотой монеты. Новые деньги были отчеканены номиналами в 1, 2, 3, 5, 10, 25, 50 червонцев.

Новый червонец бумажной купюрой (1922 г.)

3 червонца – новая банкнота

Червонец в виде монеты из чистого золота 900 пробы (вес 8,3 г)

10 червонцев (1922 г.)

В 1947 г.

К проведению реформы власти подтолкнули последствия Великой Отечественной войны. Старые деньги обесценились, а количество их на руках населения было слишком велико. К тому же власти хотели изменить торговую систему. Предполагалось отменить существующую карточную систему на продукты и промышленные товары, а также высокие цены по коммерческой торговле, введя вместо этого единые розничные государственные цены.

Реформа проводилась в виде деноминации с элементами конфискации. Обмен старых наличных денег на новые проводился из расчета 10:1 и только в течение одной недели. Тот, кто не успевал обменять наличность, оставался ни с чем. Для северных районов срок обмена был увеличен до двух недель.

Вклады в Сбербанке менялись 1:1 только при сумме до 3 000 рублей. Все, что выше, обменивалось по курсу 3:2.

В результате реформы объемы наличных денег на руках у граждан уменьшились в несколько раз. Осуществился переход к торговле по единым государственным ценам. После реформы в магазины было «выброшено» большое количество товаров, чтобы постараться избежать нездорового спроса и дефицита. Реформа и одновременное восстановление народного хозяйства привели к укреплению курса рубля.

К отрицательным последствиям реформы можно отнести обесценивание сбережений граждан – во многих случаях потери были очень существенными. Частная теневая экономика так же никуда не исчезла.

Деньги СССР после ВОВ

После ВОВ страна была в тяжёлом положении. Кругом разруха и опустошение.

Нужно было упорядочить денежные обороты и упростить систему расчётов в период инфляции. Для этого была проведена ещё одна реформа денег, которую предложил «министр» финансов А. Зверев.

Эти изменения кардинально не поменяли денежную систему. Но, по крайней мере, были отменены карточки, что поспособствовало восстановлению товарооборота.

В обращение были введены казначейские билеты (1, 3, 5 руб.) и банкноты (10, 25, 50, 100 руб.).

100 руб. (1947 г.)

1 руб. (1947 г.)

Наличность старого образца можно было обменять на новые деньги 10:1. Деньги на сберегательной книжке обменивались 1:1 (до 3 тыс. руб.), 3:1 (от 3 до 10 тыс. руб.), 2:1 (больше 10 тыс. руб.).

В 1961 г.

Данная реформа происходила в форме деноминации, хотя сегодня многие экономисты на деле считают ее девальвацией национальной валюты по отношению к твердым иностранным валютам и золоту. Целями реформы были укрепление рубля и упрощение денежного оборота.

Бумажные банкноты образца 1947 года и монеты, выпущенные в СССР, начиная с 1921 года обменивались на новые деньги по курсу 10:1. Обмен занял около трех месяцев. Перерасчет вкладов так же производился по курсу 10:1, причем автоматически – сберкассы делали все сами, без заявлений вкладчиков.

Результатами реформ стало кратное снижение цен в магазинах – как и номинал новых банкнот, цены уменьшились в 10 раз. При этом на колхозных рынках снижения стоимости на продукты не наблюдалось.

Новые бумажные деньги по размеру были меньше предыдущих, что действительно облегчило повседневные расчеты и позволило уменьшить их себестоимость при производстве.

К отрицательным последствиям реформы – как прямым, так и побочным – можно отнести стабильно высокие цены на импортные товары, которые оставались таковыми долгие годы. Уровень оплаты труда при этом – по сравнению со странами Восточной и Западной Европы – был невысоким.

Главным негативным последствием стало изменение официального золотого содержания (обеспечения) рубля. Номинал рубля вырос в 10 раз, но до реформы золотое обеспечение рубля составляло 0,2 г, а после реформы – 0,9 г.

Деньги СССР после 1961 года

В этом году произошла ещё одна реформа денег. Старые деньги менялись на новые рубли по курсу 10:1.

1 руб. (1961 г.)

5 руб. (1961 г.)

10 руб. (1961 г.) с изменённым портретом Ленина

25 руб. (1961 г.)

Монетки тоже подлежали обмену, но не все. 1, 2, 3 коп. остались в обиходе без изменений. На обмен денег государство выделило гражданам 3 месяца.

Изменился размер банкнот – они уменьшились (и это существенно экономило бюджет страны). Например, купюра в 100 руб. стала меньше предыдущего образца примерно в 3 раза.

Все деньги были похожи по дизайну и отличались расцветкой.

Отличия появились и в портрете Ленина. На новых купюрах он стал другим. Было введено новшество – появились монеты из металла номиналом в 1 и 50 руб.

В 1991 г.

Данную реформу также называют «павловской» по фамилии тогдашнего премьер-министра СССР.

Предполагалось, что реформа поможет избавиться от избыточной денежной массы на руках у населения, решить проблему дефицита товаров, теневой экономики и разросшейся спекуляции, уменьшить рост инфляции. Официальной же причиной реформы были объявлены фальшивые банкноты, якобы наводнившие рынок. При этом за несколько недель до проведения реформы властями декларировалось, что никаких реформ не предвидится.

Реформа касалась денежных знаков крупного номинала, проводилась в три дня и больше напоминала не обмен, а простую конфискацию денег у граждан. С 23 по 25 января в течение трех дней проводился обмен крупных банкнот достоинством в 50 и 100 рублей образца 1961 года, при этом разрешался обмен не более 1000 рублей на человека. Возможность обменять остальные сбережения рассматривалась специальными комиссиями, действовавшими до весны 1991 года. Хождение банкнот меньшего номинала старого образца (3, 5, 10 рублей) продолжалось.

В Сбербанке с вкладов можно было получить лишь 500 рублей новыми на одного вкладчика. Все остальные вклады в Сбербанке были заморожены. Деньги с замороженных счетов можно было снять лишь в 1992 году.

Последствия «павловской» реформы были крайне негативными. Население окончательно утратило доверие к национальной валюте и действиям Правительства. На рынке начался резкий рост цен на все товары. Денежную массу смогли уменьшить, но в борьбе с инфляцией это не помогло.

Один на три курса

С ноября 1990 г. курсовой бюллетень Госбанка СССР состоял из трёх колонок: «официальный курс», «коммерческий курс» и «специальный курс». Коммерческий курс доллара был установлен на уровне 1,8 руб. за доллар, официальный его курс остался прежним — около 60 коп. По официальному курсу финансировались бюджетные организации, по коммерческому — покупались импортные товары. Причём для разных товаров курс был разный. И наконец, специальный курс применялся при продаже свободно конвертируемых валют тем гражданам, которые выезжают за границу. А немногие счастливчики, получавшие валютные доходы, могли поменять инвалюту во Внешторгбанке. После отказа от рубля советского и введения с 1 июля 1992 г. нового российского рубля доллар стал стоить 125 руб.

Доллар чёрных дел

К инвалюте советские люди всегда относились насторожённо: за операции с ней полагалось строгое наказание, а валютные сделки в особо крупных размерах одно время карались смертной казнью. Негативное отношение к доллару долгое время формировала и официальная пропаганда. В 1952 г. Сергей Михалков в стихотворении «Рубль и доллар» так отзывался об американской валюте: «За чёрные дела тебя берут убийцы, торговцы родиной тебя в карман кладут».

Зато советский рубль был надёжен. Кроме того, он использовался в расчётах с зарубежными социалистическими государствами и странами, которые входили в сферу влияния Советского Союза. Его курс поддерживался государством и был полностью независим от экономической ситуации на Западе. Стабильность рубля обеспечивалась совокупностью всех производительных сил страны и значительными золотыми запасами.

Информация о текущем размере золотого запаса СССР была государственной тайной. Но не секрет, что во времена Горбачёва он начал стремительно таять. Председатель Совета министров СССР Николай Рыжков говорил, что на 1 января 1990 г. он составлял 784 т. А уже 15 ноября 1991 г. глава правления Госбанка СССР Виктор Геращенко докладывал Михаилу Горбачёву: «В октябре с. г. было заявлено, что официальные золотые резервы страны составляют всего около 240 т». Ни о какой конвертируемости рубля в подобных условиях не могло быть и речи.

Цены рванули вверх

Но в 1990 г. советских людей интересовал отнюдь не валютный курс, а куда более насущные проблемы. В частности, как прокормить себя и семью. В январе 1991 г. Горбачёв подписал указ об ограничении выдачи наличных вкладов с одновременным изъятием из обращения и обменом в трёхдневный срок всех 50- и 100-рублёвых купюр образца 1961 г. При этом в банке можно было получить только ограниченную сумму. Цены стремительно рванули вверх.

Ещё в начале 1991-го за рубль можно было плотно пообедать в столовой, и ещё оставалось на мороженое или пиво. Можно было сделать 20 поездок на общественном транспорте, столько же стоило полкило мяса (с костями) или 1,5 кг непотрошёной мороженой трески. Рубля вполне хватало на покупку четырёх батонов белого хлеба или 10 кг картошки. Но уже весной 1991 г. цены на продукты питания, коммунальные услуги и транспорт были повышены в 2–4 раза.

Отправившиеся в магазины 2 апреля 1991 г. были в шоке и не верили своим глазам. Буквально за ночь всё подорожало в 3–4 раза. Несостоявшиеся покупатели бросились домой, схватили все деньги, что были под рукой, и снова помчались в магазин, опасаясь, что завтра продукты будут ещё дороже. К концу дня полки магазинов опустели, а к январю 1992 г. стоимость продуктов и большинства промышленных товаров выросла в 8 раз. Анекдот в тему: приехавший с делегацией на завод американец допытывается у нашего рабочего, сколько тот получает, есть ли у него машина и сколько она стоит. Услышав в ответ, что рабочий получает 1 тыс. руб., машины у него нет, а стоит она 2 тыс. руб., американец удивляется, почему тот её не покупает. «Я лучше 3 тыс. добавлю и жене туфли куплю», — отвечает рабочий. Самое интересное, что именно столько стоили женские туфли в 1992 г.

«Ах, война, что ты сделала…»

А ведь рубль знавал и лучшие времена в своей истории. К примеру, рубль времён Екатерины II котировался за границей. Тогда за 1 руб. давали 1,39 долл. Весь XIX в. доллар в царской России стоил примерно столько же. После финансовой реформы Витте 1897 г. курс нового золотого рубля к доллару составил 1,94. При Николае II золота в казне стало больше, чем выпущено бумажных денег. Рубль имел более чем 100%-ное золотое обеспечение и стал самой конвертируемой валютой в мире. Рубли без проблем меняли в банках Лондона, Парижа, Берлина, Вены, Рима. Золотые монеты везде принимали с особым удовольствием.

К началу 1914 г. курс российского рубля по отношению к основным мировым валютам был таким: германская марка — 46,3 коп., австро-венгерская крона — 39, французский, швейцарский и бельгийский франк — 37,5, нидерландский гульден — 78 коп. С началом войны обмен денег на золото был прекращён. В 1916 г. курс доллара вырос до 6,7 руб., в 1917-м — до 11. Ещё более стремительно рос доллар к рублю после Октябрьской революции. В 1918-м он стоил 31,25, а через 2 года за него давали уже 256 руб. Абсолютный исторический максимум курса доллара к рублю был достигнут в 1923 г. Тогда за один доллар нужно было выложить 2 352 941 руб.

Денежная реформа 1924 г. в СССР кардинально изменила ситуацию в советских финансах. Золотое обеспечение советской валюты было приравнено к обеспечению царского золотого рубля. Был восстановлен прежний курс — 1,94 руб. за доллар. Он не менялся практически 10 лет. В начале 1934 г. во время Великой депрессии золотое содержание американской валюты было снижено. Соответственно изменился и курс — 1,24 руб. за доллар. В следующем году за него давали ещё меньше — 1,15. Но вскоре начинается длительный период снижения стоимости рубля.

В июле 1937 г. исчисление рубля было установлено на базе американского доллара, курс которого был зафиксирован на уровне 5,3. Несмотря на войну и денежную реформу в СССР 1947 г., такой курс продержался до февраля 1950 г., когда Сталин освободил рубль от доллара («валюты потенциального противника») и перевёл его на постоянную золотую основу. В этот период доллар можно было обменять на 4 советских рубля. Так продолжалось до хрущёвской деноминации, когда денежные знаки образца 1947 г. менялись на деньги образца 1961 г. в соотношении 10:1. Однако если доллар до неё стоил 4 руб., то после курс был назначен в 90 коп., хотя должен был быть 40.

При Сталине валютная выручка от нефти составляла менее 4%, а в 1955 г. эта доля увеличилась в 2,5 раза и продолжала неуклонно расти. Так как расчёты за нефть производились в долларах, зависимость от него нашей экономики вернулась. С января 1961 по декабрь 1971 г. бакс стоил 90 коп., а к 1990-му упал до 60 коп. На пике кризиса 1991 г. американская валюта официально стоила 56 коп., в то время как на чёрном рынке шла по 30–33 руб.

Кстати, крушение рублёвой системы означало и то, что все бывшие советские республики полностью отказались от расчётов в рублях и перешли на доллары.

“Другого способа просто не существовало”

Конфискационную реформу января 1991 года, которую в Советском Союзе принято называть по фамилии первого и последнего премьер-министра СССР “павловской”, многие считали одной из причин провала “августовского путча” ГКЧП и крушения сверхдержавы. Сегодня, когда в мире раскручивается маховик второй волны экономического кризиса, эти события приобретают особый подтекст.

У последней черты

Начало 1991 года ничего хорошего трещащему по швам Советскому Союзу не обещало.

Самая большая в мире супердержава быстро и уверенно катилась к своему развалу. На национальных окраинах Империи разгорались межэтнические столкновения, в гигантских очередях за всем на свете давилось население одной шестой части суши, ограничение продажи качественного алкоголя заставило традиционно пьющих советских людей упрямо глушить все, что хотя бы отдаленно напоминало спиртной напиток и безудержно спиваться от суррогата. Экономические реформы забуксовали окончательно, перестройка проваливалась, гласность добивала разоблаченные сталинистские останки КПСС.

Дефицит был глобальный. Народ уже не желал зрелищ – только бы хлеба. Квартирные воры перестали уносить из домов заношенные вещи и перешли на содержимое холодильников. Преступность шла к кооперации с цеховиками и властью, превращаясь в советскую мафию. Из первых кооператоров вырастали первые миллионеры. Из последних налетчиков – первые бизнесмены.

Армия и милиция разлагались вместе с обществом, не понимая, кого защищать и за кого воевать. В народе ходили упорные слухи о выводе “золота партии” за границу и вложении его в прибыльные зарубежные компании. Общество с надеждой смотрело на Запад, Запад благосклонно поощрял торжественное шествие к пропасти конкурирующей с ним Империи.

Полуголодная, полуодетая, злая от нахлынувшей правды безнадежно больная страна вкатывалась в 90-е годы XX века.

Переход от плановой экономики к рыночной на рубеже 1980-1990 годов в огромной полуголодной стране, с детства приученной к дефициту и очередям, проходил крайне болезненно и с большими материальными жертвами для населения. Почти 300 миллионов жителей, за исключением тонкой прослойки партийной и региональной элит, не могли обеспечить себя в достаточной мере продовольственными и промышленными товарами. Пустые полки магазинов стали привычным зрелищем для советских людей позднего СССР, а скромные зарплаты не позволяли им покупать продукты на дорогих колхозных рынках и в первых коммерческих магазинах-“комках”.

При этом сложно назвать граждан СССР заката социализма “обществом потребления”, требовавшим большого количества материальных благ. Люди жили от зарплаты до зарплаты, стремясь обеспечить семью в первую очередь достойным питанием, во вторую – крышей над головой.

В широких массах росло недовольство и озлобление, грозившее вылиться в голодные бунты против любой власти, которая не в состоянии будет их в первую очередь накормить и обеспечить товарами первой необходимости. Зарплату, однако, тогда платили аккуратно – ее задержка точно могла стать детонатором для социального взрыва. Но наличие постоянно обесценивавшихся “деревянных” рублей на руках при отсутствии товаров в магазинах делало их бессмысленной макулатурой.

По мнению доктора экономических наук, профессора Южного федерального университета Вячеслава Вольчика, “существовала избыточная денежная масса, природа которой была в нарастающих дисфункциях институтов плановой экономики. Хаотические и непоследовательные рыночные реформы разрушали систему централизованного планирования, но почти не способствовали созданию рыночных механизмов регулирования и институтов”.

“Никакой подготовки к реформе не ведется”

Официальной причиной финансовой реформы называлась борьба с фальшивыми банкнотами, “забрасываемыми недругами из-за рубежа”, а также с нетрудовыми доходами граждан. Так было легче объяснить задумку с точки зрения привычной советской идеологии тех лет. Неофициально все прекрасно понимали, что необходимо было избавиться от избыточной денежной массы напечатанных в конце 1980 годов купюр для исполнения социальных гарантий, скопившихся на руках населения и разгонявших дефицит товаров народного потребления.

Главным мотором реформы стал 53-летний министр финансов Валентин Павлов, называвший себя сторонником “государственного капитализма”. С августа 1986 года он возглавлял Госкомитет СССР по ценам и был в курсе не идеологического, а реального положения дел и давно выискивал различные способы изъятия у населения необеспеченных товарами денежных средств.

В качестве вариантов фигурировали порядка десятка различных концепций, от уже обкатанных на других странах, так и самых парадоксальных. Одна из них, например, предусматривала введение так называемых “параллельных денег” по образцу золотого червонца 1920-х годов, но в безналичном обороте. Другая – простое конфискационное аннулирование всех старых денег без их обмена и механизма кредитного эмиссионного регулирования (на опыте ФРГ и жесткой реформы 1948 года канцлера Конрада Аденауэра, фактически ликвидировавшего таким образом “черный рынок”). Третья – компромиссный вариант в виде компенсационного обмена с изменением масштаба национальной валюты и изъятия накоплений сверх строго установленной денежной суммы.

– Реформа была необходима, – утверждает Вячеслав Вольчик, – Но реформа не должна быть только денежной. В СССР в то время давно назрели глубокие структурные реформы в экономике. Это, прежде всего, реформы в сфере экономической координации и ценообразования. Необходимо было начать “выращивание” рыночных институтов, которые впоследствии позволили бы сформироваться рынкам не только потребительских товаров, но и факторов производства.

Сам Валентин Павлов, придя на пост министра финансов в июле 1989 года, постоянно носился с идеей реформы, которая, по его задумке, должна была не только ограничиваться изъятием избыточной денежной массы, но и привести к повышению цен с учетом себестоимости товаров и услуг. Более того, особо министр настаивал на том, чтобы провести обмен в максимально сжатые сроки, дабы хранящиеся гражданами не в банке, а “в кубышке” денежные накопления либо не успели, либо не сумели сдать в полном объеме. В Минфине не сомневались, что подавляющей массе населения из мизерных зарплат копить нечего – держать под подушкой заначки в крупных купюрах способны лишь “бесчестные люди”.

– Реально проблемы с инфляцией и обнищанием населения начались в 1988-м с появлением кооперативов, – считает известный экономист, руководитель компании экспертного консультирования Михаил Хазин. – Не с каждого конкретного кооператора, а с самой модели, при которой можно было деньги из государственных предприятий выкачивать через кооперативы. Чтобы в условиях кризиса финансировать социальные проекты, государство довольно много напечатало денег в конце 1980-х. Они тоже концентрировались у части населения, мягко говоря, не совсем законными способами. И павловская реформа, в том числе, должна была эти деньги отсечь.

При этом министр прибег к старой “страшилке”, подав летом 1990 года секретную записку президенту Михаилу Горбачеву и председателю Совета министров СССР Hиколаю Рыжкову. В ней он объяснял необходимость обмена именно 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 года тем, что якобы именно эти банкноты в большом количестве вывезены за границу, а в СССР сосредоточены в руках теневого капитала. Председатель Совмина запросил таможню о пересечении наличности через границу. Оттуда ему сообщили, что из страны как правило утекают алые десятирублевые купюры, а не желтоватые “сотенные”.

Препирательства по поводу радикализации реформ сначала отправили Рыжкова в больницу с обширным инфарктом, а оттуда – в отставку стремительно теряющим популярность Горбачевым, которому необходим был человек, взваливший бы на себя ответственность за будущие непопулярные шаги.

Амбициозный Валентин Павлов с его реформой как раз прекрасно подходил на эту роль. Его и утвердили премьером 14 января 1991 года. Аккурат на следующий день после штурма группой “Альфа” вильнюсского телецентра, повлекшем за собой многочисленные жертвы среди населения литовской столицы. Это потом уже расследование установит, что в спину мирного населения с крыш домов стреляли провокаторы из националистического движения “Саюдис”. Но на тот момент приход к руководству правительства “госкапиталиста” уже прочно связали с 15 убитыми и 600 ранеными в Вильнюсе. Впрочем, сам будущий реформатор Валентин Павлов сразу же начал руководство кабинетом с откровенной дезинформации.

– Никакой подготовки к реформе не ведется, – уверял он с высокой трибуны. – Во-первых, денежная реформа – это только часть комплекса мероприятий, направленных на оздоровление экономической ситуации, и изолированное ее проведение без решения других задач ни к чему не приведет. Во-вторых, проведение реформы обойдется государству примерно в 5 миллиардов рублей. В-третьих, существующие мощности по выпуску дензнаков позволяют накопить необходимое количество новых денег в течение трех лет.

Журналисты деловых изданий указали премьеру на запечатанные кипы банкнот, которые им удалось запечатлеть на фото в различных банках, ссылались на неназванные источники в финансовой сфере. Но “единожды солгавшему” Павлову вторил тогдашний председатель правления Госбанка СССР Виктор Геращенко, на всех углах опровергавший слухи о предстоящей реформе.

Потом все это вранье объясняли “повышенной секретностью операции”.

Ни веры, ни надежды, ни любви

Привыкшая к традиционному идеологическому лицемерию, мало что сведущая в рыночной экономике страна смутно подозревала некий подвох со стороны руководящей и направляющей партии. Доверия первые лица государства у рядовых советских граждан уже не вызывали. Информация о подготовке денежной реформы просачивалась из финансовых структур через знакомых, и кое-кто успевал обменять “полтинники” и “сотки” загодя. Один из ростовских криминальных авторитетов, попросивший называть его Гариком, рассказал корреспонденту “РГ”, что за два дня до объявления реформы один из “подшефных” кооператоров показывал ему домашний секретер, доверху набитый мелкими банкнотами, разменянными “теневиками” через банковские каналы. Накануне “акции” часть населения успела сбросить часть “реформированной” наличности в кассах метро, железнодорожных вокзалов, у таксистов, в магазинах. Но таковых были единицы.

О будущей реформе все подозревали, но никто не знал точно, когда каким образом ее будут проводить. Это обсуждалось в транспорте, на производстве, в колхозах, вузах, экспедициях, в армии, но большая часть обсуждающих сходилась на том, что с одной стороны “копить вроде нечего”, с другой, “все равно обманут”. Истина конечно же была где-то рядом.

22 января президент Горбачев подписал указ об изъятии из обращения 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 года и обмене их на более мелкие банкноты или купюры нового образца. При этом обмен наличности в сумме до 1 тысячи рублей осуществлялся только в течение трех дней – со среды по пятницу 23-25 января, а снятие наличности в Сбербанке ограничивалось 500 рублями. До конца марта можно было поменять деньги уже в специальных комиссиях, которые рассматривали каждый неуложенный в отведенные сроки случай в отдельности (командировка, экспедиция, состояние здоровья и прочее). Одновременно необходимо было доказать, откуда у человека взялась сумма свыше 1 тысячи рублей.

Указ президента зачитали в 21.00 в вечернем выпуске программы “Время”, когда почти все финансовые учреждения и магазины уже были закрыты.

Самые сообразительные в панике бросились спасать свои кровные. Кто отправлял перевод на имя жены на все “паленые” купюры, кто покупал несколько билетов на поезд или самолет на разные рейсы, чтобы затем их сдать. Но это успели сделать лишь единицы, ибо времени было лишь до полуночи.

С утра среды в сберкассы выстроились гигантские очереди, в которых стояли “делегаты” от трудовых коллективов, отправленные менять деньги целых бригад. Ставка организаторов реформы на “рабочий день” себя частично оправдала – многие физически не смогли добраться от станка до банка, до своих тайников и кладов.

Впрочем, где-то местные власти пошли навстречу трудящимся, и деньги меняли на почте, на производстве. В очередях возникали потасовки, кому-то становилось плохо, и правительство тогда материли, на чем свет стоит.

По утверждению того же Гарика, имеющего за плечами 17-летний “стаж” пребывания в местах отдаленных, в ростовской колонии строгого режима ее начальнику предлагали взятку в размере 500 тысяч рублей за то, чтобы он на сутки под “честное воровское” отпустил одного из здешних “сидельцев” для того, чтобы поменять тюремный “общак”. Тот отказался. Почему начальник не взял столь внушительный куш, стоит только догадываться. Может действительно взыграла тогда еще не ставшая анахронизмом профессиональная гордость? А может и просто испугался, посчитал это за тонкую провокацию. Взятка на такую сумму тянула на “расстрельную” статью при любых погонах.

– Способ проведения реформы был абсолютно неправильным с сегодняшней точки зрения, – считает Вячеслав Вольчик. – Но если рассуждать, как тогдашнее советское руководство, то другого способа проведения денежной реформы просто не существовало. Практически все советские реформы носили конфискационный характер. И реформа 1991 года не была исключением.

В итоге изъять из обращения удалось порядка 14 миллиардов рублей, хотя по замыслу организаторов реформы обмену подлежало 51,5 из 133 миллиардов наличных банкнот (39 процентов).

Одновременно и вклады в Сберегательном банке были заморожены. На них начислялись 40 процентов годовых, но деньги можно было получить наличными… только в следующем году. А что с ними произошло после 1 января 1992 года все помнят.

Помимо этого, национальный доход по сравнению с 1990 годом уменьшился на 20 процентов, а дефицит государственного бюджета в 1991 году составлял, по разным оценкам, от 20 до 30 процентов валового внутреннего продукта.

Интересно, что после завершения обмена премьер Павлов выступил в печати с обвинениями в адрес западных банков в скоординированной деятельности по дезорганизации денежного обращения в СССР. Более того, в рамках второго этапа реформы так же без предварительного объявления уже со 2 апреля в СССР втрое выросли цены на товары народного потребления, которые десятилетиями оставались стабильными. Это привело к совершенной утрате всякого доверия к правительству у населения, посчитавшего себя дважды ограбленным. По опросам общественного мнения, именно “павловская реформа” послужила одной из основных причин провала попытки государственного переворота, предпринятого консервативной частью Политбюро ЦК КПСС и правительства в августе 1991 года. Примечательно, что в составе ГКЧП тогда фигурировал и неудавшийся реформатор Валентин Павлов…

– Может быть, неоднозначно это покажется, – вспоминал он потом, – но дело заключается в том, что очень мало кто в то время понимал и верил в то, что вопрос идет не об идеологии. Вопрос не идет о формах собственности, о хозяйствовании, о реформах, а вопрос идет о государстве.

Но это все было потом. А тогда, в конце января 1991 года жители страны прощались не только с пропавшими “заначками”, но и с частью своего общего прошлого. Жители Владикавказа (только что переименованного из советского Орджоникидзе) до сих пор вспоминают, как утром 26 января 1991 года, через день после прекращения обмена купюр, к зданию Госбанка подошел хорошо одетый мужчина с чемоданом. Открыл его, вывалил в снег гору пятидесятирублевок и поджег ее на потеху прохожим. Вместе с ними горела в пламени самого дорогого в Северной Осетии костерка и вера в “ум, честь и совесть нашей эпохи”.

5 мифов об обмене денег 1991 года — что в них правда, а что нет

МИФ 1. РЕФОРМА ОБРУШИЛАСЬ, КАК СНЕГ НА ГОЛОВУ

Ровно 30 лет назад, 22 января 1991 года, в вечерней программе «Время» прозвучало шокирующее сообщение: 50-ти и 100-рублевым купюрам жить осталось до полуночи. Указ президента Горбачева.

Давалось три дня на то, чтобы обменять их на новые банкноты того же достоинства. Работающим разрешалось спасти до 1000 рублей, пенсионерам — 200 или в пределах месячной пенсии. Если больше, то только по решению рай- и горисполкомов. Делалось это для того, чтобы отсечь лишние рубли, скопившиеся у населения — их количество втрое превышало стоимость имеющихся в стране товаров.

Казалось, даже техника протестовала против такого «сравнительно честного» отъема денег. В самом начале передачи вдруг пропал звук — слыханное ли дело для главного телеканала страны! На экране появилась дежурная заставка. А для истории сохранилась техническая запись, на которой видно, как диктор Анна Шатилова вызывает аппаратную, при этом так вколачивает пальцы в клавиши телефона, что тот аж подпрыгивает.

Наконец, дали резервный канал звука, диктор перевела дыхание, поправила фирменный воротничок-стоечку и начала зачитывать текст. В какой-то газете тогда написали, что ведущая, как только увидела принесенный перед самым началом передачи текст, просто остолбенела — дома у нее, якобы, лежало 8 тысяч рублей! Вот и забыла нажать кнопку эфира. Шатилова уже 30 лет отшучивается: мол, сроду таких денег не водилось. Просто техника подвела, бывает.

 

Считается, что известие обрушилось на головы россиян как снег на голову. Но это не совсем так.

– Чиновники сливали информацию знакомым кооператорам, спекулянтам и прочим, – рассказал научный руководитель Института проблем глобализации, экономический обозреватель «Радио КП» Михаил Делягин, в 1991-м он входил в группу экономистов при Ельцине.

Слухи о реформе активно циркулировали и в прессе того времени. Журналисты постоянно спрашивали про обмен денег и получали заверения от советского премьера Валентина Павлова, что «никакой реформы не будет» (а что еще он мог сказать?).

Но даже если кто-то не внял этим сигналам, то все стало известно за несколько часов до московского выпуска новостей. Страна-то у нас большая и телефонизированная — на Дальнем Востоке люди уже знали о реформе, и кинулись звонить своим близким в Центральной России.

Так что еще днем многие стали опустошать прилавки. А некоторые отправились в авиакассы. Брали билеты подороже, чтобы через несколько дней сдать и получить возврат новыми деньгами.

Еще один путь спасения — почтамт. Отсылаешь купюры старые, через три дня получаешь новые. Да, оба варианта предполагали потери — комиссии за возврат билета и за перевод, зато на душе спокойно.

МИФ 2: РАЗОРИЛА РОССИЯН

– Павловскую реформу помнишь? – спрашиваю знакомого.

– Конечно — наглый грабеж, всю страну разорили! – с неподдельной страстью отвечает тот.

– А лично ты сколько потерял?

– Ну я-то ничего не потерял — обменял на работе несколько сотенных, но вот другие…

И таких диалогов у меня было не меньше двадцати — с людьми, кто не потерял ни копейки, но осуждает. Более того, ни одного не нашлось, кто реально чего-то лишился, кроме времени — очереди в сберкассы, действительно, были огромными.

Впрочем, не мной подмечено: люди помнят о прошлом то, что написано в газетах.

– Все эти многочисленные статьи об «ужасах» января 1991-го — это тиражируются выдумки либералов, – решительно заявил «КП» экономист Михаил Хазин, в начале 90-х работавший в Институте статистики Госкомстата. – Они все валят на Павлова, чтобы отвести справедливые обвинения в свой адрес. Потому что именно их правление в последующие годы и привело к обнищанию страны.

На самом деле подавляющая часть населения от павловской реформы не пострадала, а многие ее и вовсе не заметили. При средней зарплате на январь 1991-го 230 рублей в месяц 50-рублевые и 100-рублевые купюры для многих были в диковинку. В основном, деньги хранили пачками по сто червонцев — так и считать удобнее: пачка — тысяча рублей. А хрустящие сотенки хранились в штучных экземплярах — например, подарить в конвертике на день рождения.

– Помню у нас в НИИ женщины из бухгалтерии ходили по отделам, спрашивали, кому сколько денег надо поменять, – рассказал «КП» менеджер по логистике Борис Львов, в советское время – горный инженер. – Если у кого-то были крупные суммы, например, готовился человек сделать крупную покупку и не укладывался в обменный лимит, то ему свои «квоты» отдавали коллеги, кому нечего было менять.

Реформа, по замыслу, была направлена против крупных залежей наличности у спекулянтов, взяточников, контрабандистов и работающих с черным налом кооператоров. Но богачи не тот народ, чтобы угодить в ловушку.

– Знакомая работала тогда в руководстве райпищеторга и понятно, что денег у нее хватало, – продолжает Львов. – Она рассказывала, что поменяла 50 и 100-рублевые купюры на червонцы и четвертаки в одном из своих магазинов, который еще не сдал выручку в банк.

Впрочем, большие деньги меняли и вполне официально. К людям, не вызывающим подозрений, власти относились лояльно.

– У меня незадолго до обмена умер отец, у него была крупная сумма, – рассказал «КП» финансовый омбудсмен Павел Медведев, во времена реформы депутат Верховного совета РСФСР, председатель подкомиссии по банковскому законодательству. – Но в отведенные три дня мне было не до обмена — мы сидели на телефонах на случай, если вдруг в российском Центробанке не хватит денег для обмена и надо будет запрашивать помощи в союзном. Все прошло гладко, но время я пропустил. Однако потом нашел знакомого, который лежал в больнице. В таких ситуациях людям продлевали срок обмена. И он от своего имени обменял отцовские деньги, там было гораздо больше тысячи.

Коллега рассказала мне историю про знакомых артистов, которые получили на руки гонорар за концерты, а наутро им предстояло улетать на очередные гастроли. Возиться с обменом было некогда. Посидели ребята в ресторане (старые деньги принимали до полуночи), а что не смогли прокутить — теми пачками сторублевок, перетянутыми банковскими ленточками, затеяли играть в футбол. Ленточки разорвались, деньги разлетелись…

Но, как говорится, честь и слава – по труду. Например, руководитель «Ласкового мая» Андрей Разин, благодаря связям, узнал об обмене заранее и скупил в Сочи земельных участков на 2 млн руб.

А некоторые на реформе даже смогли заработать.

– Я в те времена был главным инженером на одном предприятии, – рассказал «КП» калининградский журналист Илья Стулов. – Многие наши работницы за хороший процент меняли купюры труженикам янтарной мафии.

МИФ 3: ПРИВЕЛА К РАСПАДУ СОЮЗА

Еще одно расхожее обвинение, которое предъявляют Павлову — то, что из-за его реформы провалился ГКЧП и распался Союз. Логика такая: вероломная конфискация так разозлила население, что оно не поддержало ГКЧП, поскольку в него вошел непопулярный Павлов.

Экономисты категорически не согласны с такой трактовкой.

– Политическое влияние реформы приближалось к нулю, ничего такого страшного в ней не было, – сказал «КП» авторитетнейший экономист академик Абел Аганбегян, стоявший у истоков перестройки. – Столько было событий более существенных, шел распад страны…

Действительно, достаточно посмотреть хронику того времени. Армянские погромы в Баку, карабахский конфликт, массовые беспорядки в Душанбе, бои в Приднестровье, Ошская резня, события в Южной Осетии… Союзные республики одна за другой провозглашают суверенитет. Председатель Верховного Совета РСФСР Ельцин объявил приоритет российских законов над союзными. А до этого — антиалкогольная компания, которая хоть и сберегла многие жизни, вызвала огромное недовольство по всей стране.

– К распаду СССР привел не Павлов, а Горбачев, – сказал научный руководитель Института проблем глобализации, экономический обозреватель «Радио КП» Михаил Делягин, в 1991-м он входил в группу экономистов при Ельцине. – Росту сепаратистских настроений во многом способствовал тотальный дефицит. Своими преобразованиями Горбачев дал людям возможность зарабатывать, но в гораздо больше степени дал возможность спекулировать, сколачивать состояния на государственных ресурсах.

 

Самая ходовая схема – перевести, например, испытательную лабораторию на заводе в форму кооператива. Сам же завод оплачивал услуги этого кооператива по договору, деньги обналичивались и делились между инженерами и руководством.

Воротилы посерьезнее скупали в окрестных магазинах, например, вокруг шахтерских поселков, все запасы пива и продавали его в своих ларьках в 10 раз дороже госцены. А куда деваться горняку, когда другого места освежиться после забоя нет на километры вокруг?

Но и эти спекулянты — дети малые по сравнению с теми, кто занимался экспортно-импортными операциями. Покупал, например, за копейки компьютеры за границей и втридорога продавал их госпредприятиям. На таких сделках обналичивались миллионы.

– Кооперативы мало того, что завышали цены и раскручивали денежную массу, они ничего не производили, и в отсутствие ограничений фонда заработной платы богатели на посреднических операциях, – прокомментировал для «КП» события того времени чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов, в начале 90-х он был депутатом Верховного совета СССР, занимался вопросами конверсии. – Я помню выступление председателя Всеобщей конфедерации профсоюзов СССР Владимира Щербакова: по Москве кооперативы внесли вклад порядка 2,5% от общего объема производства, а денег им было выплачено столько же, сколько всем остальным предприятиям вместе взятым. Выражаясь шахматным языком, создание такого порядка — это был серьезный зевок со стороны власти, допущенный еще до Павлова. А реформа — это попытка отыграть по пешкам стратегически проигранную партию, у него это не получилось.

МИФ 4: ВСЕ ДЕНЬГИ ДОСТАЛИСЬ МАФИИ

Вопрос, куда делись деньги, которые сдало население, до сих пор будоражит умы. По правилам Центробанка в таких случаях купюры должны быть утилизированы — измельчены, спрессованы в брикеты и вывезены на свалки.

– Из-за огромных объемов этой бумажной массы, Центробанк не стал их утилизировать по правилам, а просто зарыл, — рассказал Делягин.

Деньги — в землю?! Оказывается, да.

«Утилизация ветхих банкнот осуществлялась на полигонах твердых бытовых и промышленных отходов, на Красногородской экспериментальной бумажной фабрике (Ленинградская обл.) при производстве оберточной бумаги, на Государственном унитарном предприятии «МПБО-II» (г. Санкт-Петербург) при производстве компоста, на Ульяновском заводе кровельных материалов (г. Ульяновск) при производстве рубероида и на ряде других предприятий. Также была разрешена и утилизация банкнот через захоронение», – официально сообщили «КП» в Центробанке.

Однако по стране активно ходили слухи, что на обмене нажилась мафия. Сданные деньги тайно вывозились из банков, раздавались нужным людям и снова пускались в обмен.

Невероятно? Но тогда почему, начиная реформу, союзные власти рассчитывали уменьшить денежную массу на 50-80 млрд рублей, а получилось только на 14 млрд?

Как говорится, нет дыма без огня.

– Отлично помню те события – деньги меняли грузовиками и, похоже, в обход всех правил! – рассказал «КП» известный борец с мафией генерал-лейтенант милиции в отставке Александр Гуров. – Я тогда руководил главным управлением по борьбе с оргпреступностью, коррупцией и наркобизнесом МВД Союза. Примерно в 9-10 часов вечера в один из дней, когда шел обмен, поступило от агентуры сообщение, что в Центробанк заехал КАМАЗ с деньгами, не инкассаторская машина. «Полкузова старых купюр», – передал агент. Наши оперативники хотели проверить законность обмена, но их в Центробанк не пустили. Бегали ребята, прорывались, созванивались, я подключился, но ничего не вышло у нас.

По мнению генерала, это могли быть деньги новых русских капиталистов. И не кого-то одного, а «консолидированный бюджет» нескольких предпринимателей — слишком большой объем.

– В основном, кооператоры, это была мелкота, но попадались и крупные, уровня Артема Тарасова, например, – продолжает Гуров. – У них в офисе часто находились крупные суммы наличности. В январе 1991-го мы проводили обыск в одном из офисов Тарасова и обнаружили горы неучтенных рублей, долларов, аудиокассет, они тогда в дефиците были. Но у нас в отношении кооператоров руки были связаны – еще за несколько лет до этого из ЦК поступило распоряжение их не трогать. Говорят, большие деньги стояли за тем документом.

Интересно, что сам Тарасов фактически подтвердил подозрения генерала.

– Был у меня чемодан денег, не считал, сколько там — я их обменял через знакомого банкира, так что ничего не потерял, – откровенничал он в одной из телепередач.

МИФ 5: ДРУГОГО ПУТИ У НАС НЕ БЫЛО

До сих пор нет единого мнения, так ли необходима была реформа, и принесла ли она хоть какую-то пользу.

– Реформа не провалилась, – считает Анатолий Карпов. – Даже те 14 млрд, которые смогли изъять из обращения — это крупная масса.

– Реформа Павлова была попыткой хоть как-то стабилизировать тот кошмар, который творился в экономике, благодаря Горбачеву, – вторит Михаил Хазин. – То, что он делал, было разумно, просто его возможности были ограничены.

Но так ли опасен был тот денежный навес, чтобы ради него затевать реформу, которая до сих пор аукается в народной памяти недобрым словом? Неужели других путей не было?

– Были — отвечает Делягин. – Работавшие у Ельцина экономисты Игорь Нит и Павел Медведев (нынешний финансовый омбудсмен — В.П.) предлагали ввести временную твердую валюту, которая была бы обеспечена потребительскими товарами — по аналогии с золотым червонцем во временами НЭПа. И между этим твердым червонцем и дешевеющим рублем должен быть установлен свободный курс, пока экономика не стабилизируется. Подобное применялось и в Китае, где какое-то время параллельно ходил золотой юань и обычный.

Но при тех отношениях, которые складывались тогда между союзным и российским руководством никакого сотрудничества у двух команд быть не могло.

Был и еще один путь. Если денег значительно больше, чем товаров, которые на них можно купить, то можно не отбирать деньги, а увеличить производство товаров. Такие программы реализовывались, к примеру, в Китае.

– Нам нужно было снять ограничения на индивидуальное жилищное строительство, вводить собственность на землю, расширить возможности приобретения земельных участков — не 6 соток, а кому сколько надо, – перечисляет заслуженный экономист России, автор популярной книги «Правила бессмысленного финансового поведения» Яков Миркин. – Надо было уже тогда развернуть жилищное строительство «за свои», дать людям возможность приватизировать жилье – недвижимость могла бы связать значительные финансы населения. Плюс к этому — максимально стимулировать мелкого товарного производителя, чтобы насытить рынок товарами народного потребления – именно производителя, а не перекупщика. Все это можно было делать уже в конце 1980-х, опережая нарастание товарного дефицита.

По мнению Миркина причина такой недоброй памяти о реформе Павлова не только в том, что люди чего-то лишились, а в кризисе доверия к власти. Сталинская реформа 1947-го, деноминация 1961-го, когда люди тоже потеряли в доходах, бесконечные потери по облигациям государственных займов… И вот снова обманули. Причем в такое время: с одной стороны экономически трудное, но с другой — полное надежд на справедливость и открытость.

Денежная реформа 1997-98 гг.

К данной реформе так же подтолкнули избыточная денежная масса, высокая инфляция и общий экономический кризис. Реформа происходила в форме деноминации, обмен старых денег на новые шел по курсу 1000:1. Обмен банкнот происходил плавно, вплоть до 2002 года.

Основной этап деноминации состоялся зимой 1998 года, а летом того же года Правительство объявило дефолт, после чего курс рубля резко рухнул вниз. С тех пор многие граждане стали связывать между собой деноминацию и дефолт, хотя это неправильно, и тогдашняя деноминация не стала причиной невозможности государства выполнять свои обязательства.

В долгосрочной перспективе реформа оказала, скорее, положительное влияние на экономику. Уже в 1999-2000 годах начался экономический рост (хотя неверно связывать его только с деноминацией), на рынке уменьшилась денежная масса, денежный оборот упростился, как и расчеты – наличные и безналичные.

Когда закончатся девальвации?

С начала 2020 г. рубль вновь подешевел на 25%.

— Стран со стабильной валютой в мире немного. Что должна сделать Россия, чтобы попасть в их число? Первый путь — увеличить свою экономику так, чтобы по своим размерам она приблизилась к китайской или американской. Задача амбициозная, но, увы, нереальная. С 2013 по 2019 г. номинальный ВВП России в долларовом выражении сократился на 35%. По другой методике, учитывающей паритет покупательной способности валют, он растёт еле-еле, и перспективы на будущее очень скромные.

Второй путь — стать страной, куда международные инвесторы переводят свои капиталы в дни бурь и волнений. Такой, как Япония или Швейцария. И это тоже не про Россию. У стран с репутацией надёжного финансового убежища высочайший рейтинг доверия в инвестиционном сообществе. А вложения в российскую экономику считаются рискованными. Правила игры, которые устанавливает государство, у нас нестабильны, собственность инвесторов, по мировым меркам, недостаточно надёжно защищена. А в последние 6 лет ко всем этим угрозам добавились антироссийские санкции. Имея небольшой экономический вес, Россия играет большую роль в мировой политике, и любые конфликты с её участием вызывают нервозность зарубежных инвесторов.

Можно, наконец, сдерживать падение национальной валюты, опираясь на собственные силы. Что в прошлые годы и пытался делать наш Центробанк, в кризисные моменты выбрасывая на рынок миллиарды долларов из резервов и притормаживая девальвацию рубля. Но девальвация всё равно происходила, ведь валютные резервы государства небезграничны. А сейчас ЦБ и вовсе не стремится держать курс рубля, используя все имеющиеся возможности. Его главная цель сегодня — ограничение общей инфляции.

Так что в мире, априори не верящем в стабильность рубля, России легче жить с девальвирующейся валютой, чем искусственно её укреплять. И, значит, нас ждут новые, не всегда приятные сюрпризы.

Мнение эксперта. Возможна ли в России в ближайшее время новая денежная реформа

Слухи о том, что в России будет новая денежная реформа с деноминацией, циркулируют уже несколько лет. Граждане, хорошо помнящие «павловскую» реформу и дефолт в августе 1998-го, охотно верят в эти слухи.

На самом деле предпосылок для этого совершенно нет. У России нет большого внешнего долга, который невозможно выплатить (внешний долг РФ минимален). Наоборот, регулярно пополняются золотовалютные запасы страны – «жирок» на самый черный день. Курс рубля периодически слабеет по отношению к курсу доллара и евро, но эти падения не настолько критичны, чтобы потребовалась перестройка всей денежной системы страны. К тому же проведение любой реформы требует дополнительных средств.

Покупательская способность волатильна, а инфляция обычно остается в рамках, прогнозируемых Центробанком, или же незначительно выходит за них.

Таким образом, вероятность новой денежной реформы в ближайшем будущем крайне мала.

Часто задаваемые вопросы

При денежной реформе народ всегда беднеет и теряет деньги?

Не всегда, зависит от действий власти. В нашей стране, к сожалению, при денежных реформах народ зачастую беднел.

Денежная реформа – это обязательно дефолт?

Нет, это не связанные друг с другом вещи.

Вывод

Каждая последующая денежная реформа выражалась в очередной деноминации из-за снижения покупательной способности советского рубля.

Источники

  • https://cycyron.livejournal.com/3190365.html
  • https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F:%D0%94%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D1%80%D0%B5%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%8B_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0
  • https://zakonguru.com/finansy/denezhnaya-reforma.html
  • http://adobe-master.ru/25-foto-kak-menyalis-sovetskie-dengi-ot-osnovaniya-i-do-razvala-sssr.html
  • https://aif.ru/money/economy/po_rynochnomu_kursu_30_let_nazad_v_sssr_razreshili_kuplyu-prodazhu_valyuty
  • https://rg.ru/2011/12/16/pavlov.html
  • https://www.kp.ru/daily/27229/4355828/
  • https://zen.yandex.ru/media/mamin_sibiryak/kak-menialis-dengi-v-sssr-5c6a2baea4b16500aec92e58

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юридическая консультация в Москве, статьи по праву и судам
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: