Коренные малочисленные народы Севера: описание, культура и интересные факты

Географическое положение Сибири

Это большой историко-географический регион, расположенный в Азиатской части света и охватывающий северо-восточные территории материка Евразия.

Ее земли протянулись с запада на восток от Уральского горного массива до тихоокеанских акваторий, охватывая весь Дальний восток, где крайней точкой являются водораздельные хребты побережья. Северные и южные окраины совпадают с государственными границами.

Занимает около 74 % общей площади РФ, что составляет примерно 13,1 млн. км2. Население 36 млн. человек, или 25 % от общероссийского.

Общую площадь региона условно разделяют на две основные части: Западную и Восточную Сибирь, в которых выделяют Южную (горную) область, Северо-восточную и Среднюю.

История заселения

Удивительный таежный мир под названием Сибирь стал частью России в период XVI—XVII веков. Название (по одной из версий) произошло от монгольского «Шибир», что означает «болотистая местность, поросшая лесом». Предполагается, что во времена Чингисхана монгольские народы так называли приграничную часть тайги.

Распространение понятия на большие территории связано с названием столичного города Сибирского ханства, захваченного Русским царством во времена правления Ивана Грозного. Именно тогда началось освоение земель, расположенных восточнее Урала.

История завоевания начинается с отказа зауральских племен платить дань русскому царю. Частые набеги ханской конницы на русские деревни, принадлежавшие семье Строгановых, вынудили их призвать наемников для борьбы с нежелательными гостями. Тогда небольшой казачий отряд во главе с атаманом Алениным Василием Тимофеевичем, вошедшим в историю под именем Ермак, начал свой легендарный поход за хребет.

После этого началось массовое переселение в западно-сибирские земли. Следом за казаками туда потянулись охотничьи отряды, крестьяне, духовники и чиновники. Оказавшись за Уралом, пришедшие становились вольными. Здесь не действовало крепостное право и не было помещичьего землевладения. Единственной платой стал государственный налог. Местные племена облагались меховой данью, которая стала существенным вкладом в государственную казну.

Позднее здесь были построены форпосты, служившие оборонительными укреплениями для дальнейшего покорения края. Вокруг них постепенно выросли города. Так, в 1604 году началось возведение Томска, ставшего крупным культурным и экономическим центром. Вскоре были выстроены Енисейский и Кузнецкий остроги, где расположились администрация и военные гарнизоны, контролировавшие сбор дани.

Самым массовым процесс переселения стал в конце Смутного времени. Тогда была освоена Восточная Сибирь. В начале XVII века осуществилось заселение берегов Иртыша, Оби и прилегающие к Енисею области. Начали возводиться крупные города — Тюмень, Тобольск, Красноярск. К завершению столетия русские достигли побережья Тихого океана.

В начале двадцатого века толчком к развитию края стало строительство Транссибирской магистрали. В период Второй Мировой войны сюда эвакуировали многие военно-промышленные предприятия, что привело к резкому росту населения региона. Только в первые годы войны в Сибирь перебралось более 1 млн. человек.

В послевоенное время началось бурное строительство дорог, заводов, электростанций и железнодорожных линий. Так появились современные символы Сибири — БАМ, Братская ГЭС, Новороссийский Академгородок и иные сооружения.

Коренные малочисленные народы Севера (Сибири)

Много столетий подряд территории Сибири населяли разные народы, которые жили в небольших селениях. Они проживали родами или общинами, мирно соседствуя друг с другом. Вели совместное хозяйство и поддерживали родственные связи. Большие просторы Сибирского края стали причиной обособленности каждой общины и сформировали множество языков и языковых групп. Также некоторые поселения поглощались более сильными и исчезали, другие, наоборот, обрастали новыми территориями и интенсивно развивались.

Выделение

Определение жителей Севера, Сибири в особую группу берет начало в период прихода советской власти. Тогда удалось насчитать около пятидесяти отдельных групп. Как правило, народы Севера занимались оленеводством, а их кочевой образ жизни значительно отличался от видения новой власти.

Шло время, и эта категория продолжала оставаться на особых правах.

Говоря о жителях Сибири, подразумевали малые народы Севера. Что касается языка, то до сих пор некоторым языковым группам так и не удалось обнаружить близких родственников. Советское правительство принимало отдельные законопроекты по экономическому и социальному развитию народов, но из-за вмешательства властей там активно распространялся алкоголизм и другие социальные проблемы.

К 80-м годам оказалось, что коренные малочисленные народы Севера не забыли свой язык, сохранили свою культуру и стремление приумножать и использовать знания своих предков. Они целиком зависят от своих животных и сумели сохранить древний уклад жизни в гармонии с природой.

Коренные народы

Современный этнический состав этих земель включает не только русскоязычное население, но и ряд малочисленных народов, проживающих здесь с глубокой древности.

Тюркские

Отличаются культурой, бытом и религиозным укладом. Основная масса современных тюрок являются мусульманами. Но некоторые проповедуют православие, буддизм (тувинцы), существуют бурханисты (алтайская семья), тенгрианцы (хакасы, шорцы, якуты, телеуты).

Этнокультурные традиции тюркских общин складывались поколениями, со времен средневековья, из разных источников. Но постепенно сформировались особенности, присущие только тюркоязычному этносу. Сюда относят форму ведения хозяйства, жилища, национальную одежду, украшения, пищу и даже средства перемещения. Тюрки обладают собственной духовной культурой, искусством, фольклором и письменностью.

Тюркские кочевые племена занимаются оленеводством, охотничьим промыслом и рыболовством. Некоторые, например, Чулымцы — мастера деревообработки, изготавливающие лодки, посуду, лыжи и другие изделия из дерева.

В разных сибирских областях проживает несколько этнических групп, относящихся к тюркоязычным:

  1. Чулымцы. Разместились с северных областях Сибири.
  2. Тофалары. Проживают на территории трех поселений: Алыгджер, Нерха и Верхняя Гутара и в западной части Иркутской области.
  3. Шорцы. Обосновались в Кемеровской области, малыми общинами в Хакасии, Красноярском и Алтайском краях.
  4. Долганы. Православный народ Якутии и Красноярского края. Образовался как самостоятельный этнос в начале 20 века, из переселенцев — эвенков, якутов, энцев и крестьян, живших в тундре.
  5. Алтайцы. В состав алтайской семьи входит несколько малочисленных групп, объединенных культурой, языковой принадлежностью и основами хозяйственной деятельности. Это теленгиты, кумандинцы, телеуты, тубалары, челканцы, сойоты, тувинцы.

Монгольские

В РФ занимают территории Республики Бурятия, Иркутской области и Забайкальского края. Среди них в зависимости от области расселения выделяют 4 основные группы: восточные, западные, северные и южные.

Буряты относятся к самым северным монгольским народам. Как самостоятельный этнос образовались на землях Баргуджин-Токум (территория современной Республики Бурятия).

До момента признания буддизма в качестве одной из официальных религий РФ, буряты были приверженцами шаманизма и шаман занимал главенствующую позицию в общине. Но с конца 19 века начался период бурного расцвета новой веры (буддизма) в Бурятии. Он стал важным фактором развития культуры, формирования национального образа жизни, нравственности и искусства региона.

Самодийские

Народы, объединенные в одну (самодийскую) группу уральской языковой семьи.

В ее состав входят:

  1. Ненцы. Коренные жители земель от Кольского полуострова до Таймыра. Делятся на две подгруппы: европейские и азиатские. Азиатские ненцы проживают Тюменской области, Ямало-Ненецком АО. Коренные народы Красноярского края небольшими группами расселились в Ханты-Мансийском АО и Республике Коми. Основной род хозяйства — оленеводство, рыбный и охотничий промысел.
  2. Селькупы. Занимают север Томской и Тюменской области и Красноярского края. Основное направление в религии — православие, но многие селькупы проповедуют шаманизм и анимизм. Кроме промыслового хозяйства занимаются выращиванием сельхоз культур. Развито гончарное дело и керамическое производство.
  3. Нганасаны. Коренной народ Сибири с полуострова Таймыр. Как и многие местные жители, они занимаются разведением оленей, заготовкой пушнины, охотой (включая водоплавающих птиц). Женская половина изготавливает одежду, выделывает шкуры и мастерит поделки.
  4. Энцы. На момент последней переписи практически все энцы были сосредоточены на территории Долгано-Ненецкого АО. Национальный язык практически не используется. Основу быта составляет скотоводство, охота на диких оленей, рыбный и пушной промысел.

Тунгусо-манчжурские

Общая численность — 71 794 человека. Сюда входит несколько народов, населяющих различные территории.

А именно:

  1. Эвенки. Коренные народы Якутии и Восточной Сибири, занимающие земли от Енисея до Охотского моря (территории Бурятии, Красноярска, Забайкальского и Хабаровского края и Иркутской, Амурской, Сахалинской областей).
  2. Эвены. Родственный эвенкам народ, проживающий в основном в Магаданской и Камчатской областях. Кочевые оленеводы и рыболовы.
  3. Нанайцы. Малый этнос, проживающий на побережьях Амура, Уссури и Сунгари. В хозяйстве широко распространено собаководство.

Кроме крупных этносов на этих землях проживают маленькие группы, численностью не более 3000 человек. Это ульчи, удэгейцы, орочи, негидальцы и ороки.

Финно-угорские языки

Всего: 50 919 человек

Чукотско-камчатские

Это большая группа, где наибольшую численность среди других народностей имеют чукчи — коренной народ крайних северо-восточных земель Азии. Самая большая группа проживает на Чукотке, где является основным населением в регионе. Деятельность береговых чукчей — охота на крупное морское животное — тюленя. В летнее время добывают китов и моржей. Дом чукчей называется яранга. Это небольшие многоугольные шатры, закрытые оленьими шкурами.

Кроме них в Чукотско-камчатскую группу входят коряки, ительмены, алюторцы, камчадалы и кереки.

Эскимосо-алеутские

Народы одной языковой семьи: эскимосы и алеуты. Алеуты считаются вымирающим этносом, имеющим в России самую маленькую численность.

Нивхи

Являются автохтонным коренным населением территории Приамурья и о. Сахалин. В хозяйственной деятельности основное место занимает рыбный промысел. Менее развито охотничье дело, собирательство и собаководство. Религия нивхов основывалась на анимизме и промысловом культе. Они верили в духов, обитающих везде — на небе, на земле, в воде, тайге.

Енисейские

В Сибири проживает народность, относящаяся к Енисейской группе, — кеты. В 2002 году их насчитывалось 1494 человека. Расселены по территории нескольких районов Красноярского края.

Ханты

Хантами называют коренной немногочисленный угорский западно-сибирский народ, проживающий по низовьям Иртыша и Оби. Их общая численность 30 943 человека, причем большая их часть 61% живет в Ханты-Мансийском АО, и 30% в Ямало-Ненецком АО. Занимаются ханты ловлей рыбы, стадным оленеводством и таежной охотой.

Старинные имена хантов «остяки» или «югры» широко используются и сегодня. Слово «ханты» произошло от древнего местного слова «кантах», что просто означает «человек», в документах оно появилось в советские годы. Ханты этнографически близки к народу манси, и объединены с ними часто под единым названием обские угры.

Ханты в своем составе неоднородны, среди них различают отдельные этнографические территориальные группы, различающиеся диалектами и названием, способами ведения хозяйства и самобытной культурой – казымские, васюганские, салымские ханты. Язык хантов принадлежит к обско-угорским языкам уральской группы, он разделен на множество территориальных диалектов.

С 1937 года современная письменность хантов развивается на основе кириллицы. Сегодня 38,5 % хантов свободно говорят на русском языке. Ханты придерживаются религии своих предков – шаманизма, но многие из них причисляют себя к православным христианам.

Внешне ханты имеют рост от 150 до 160 см с черными прямыми волосами, смуглым лицом и карими глазами. Лицо у них плоское с широко выдающимися скулами, широким носом и толстоватыми губами, напоминающее монголоидное. Но у хантов в отличие от монголоидных народов правильная прорезь глаз и более узкий череп.

В исторических хрониках первые упоминания о хантах появляются в X веке. Современные исследования показали, что ханты проживали на данной территории уже в 5-6 тыс. лет до н.э. Позже они были серьезно потеснены кочевниками на север.

Ханты наследовали многочисленные традиции усть-полуйской культуры таежников промысловиков, развивавшейся в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э. Во II тыс. н.э. северные племена хантов оказались под влиянием ненцев-оленеводов и ассимилировались с ними. На юге племена хантов ощутили на себе влияние тюркских народов, позднее русских.

К традиционным культам народа хантов относится культ оленя, именно он стал основой всей жизни народа, транспортным средством, источником пищи и шкур. Именно с оленем связаны мировоззрение и многие нормы жизни народа (наследование стада).

Живут ханты на севере равнины по низовьям Оби в кочевых временных стойбищах с временными оленеводческими жилищами. Южнее на берегах Северной Сосьвы, Лозьвы, Вогулки, Казыма, Нижней Оби они имеют зимние поселения и летние кочевья.

Ханты издавна поклоняются стихиям и духам природы: огню, солнцу, луне, ветру, воде. У каждого из родов есть тотем, животное, которое нельзя убивать и использовать в пищу, божества семьи и предков-покровителей. Повсеместно ханты почитают хозяина тайги медведя, проводят даже традиционный праздник в его честь. Почитаемой покровительницей домашнего очага, счастья в семье и рожениц является лягушка. В тайге всегда есть священные места, где проводятся шаманские обряды, задабривая их покровителя.

Манси

Манси (старинное название вогулы, вогуличи), численность которых 12 269 человек, проживают большей частью в Ханты-Мансийском АО. Этот весьма многочисленный народ известен русским с открытия Сибири. Еще государь Иван IV Грозный повелевал посылать стрельцов усмирять многочисленных и могущественных манси.

Слово «манси» произошло от прафинно-угорского старинного слова «мансз», означающего «мужчину, человека». У манси есть свой язык, относящийся к обско-угорской обособленной группе уральской языковой семьи и достаточно развитый национальный эпос. Манси являются близкими по языку родственниками хантов. Сегодня до 60% используют в повседневной жизни русский язык.

Манси удачно сочетают в своей общественной жизни культуры северных охотников и южных кочевников-скотоводов. Новгородцы контактировали с манси еще в XI веке. С появлением русских в XVI веке часть племен вогулов ушли на север, другие жили по соседству с русскими и ассимилировались с ними, приняв язык и православную веру.

Верованиями манси являются поклонение стихиям и духам природы – шаманизм, им присущ культ старших и предков, тотемного медведя. Манси имеют богатейший фольклор и мифологию. Манси разделяются на две обособленные этнографические группы потомков уральцев Пор и потомков угров Мось, отличающиеся происхождением и обычаями. С целью обогащения генетического материала браки издавна заключались только между этими группами.

Манси занимаются таежной охотой, разведением оленей, ловлей рыбы, земледелием и скотоводством. Оленеводство на берегах Северной Сосьвы и Лозьвы было перенято у хантов. Южнее с приходом русских было перенято земледелие, разведение лошадей, КРС и МРС, свиней и птицы.

В повседневной жизни и самобытном творчестве манси особое значение имеют орнаменты, схожие по мотивам с рисунками селькупов и хантов. В орнаментах манси явно преобладают правильные геометрические рисунки. Часто с элементами рогов оленей, ромбы и волнистые линии, похожий на греческий меандр и зигзаги, изображения орлов и медведей.

Ненцы

Ненцы, по-старинному юраки или самоядь, всего 44 640 человек живут на севере Ханты-Мансийского и соответственно Ямало-Ненецкого автономных округов. Самоназвание самодийского народа «ненец» дословно означает «мужчина, человек». Из северных коренных народов они самые многочисленные.

Занимаются ненцы крупностадным кочевым оленеводством в тундре. На Ямале ненцы содержат до 500 тысяч оленей. Традиционным жилищем ненцев является конический чум. До полутора тысяч ненцев, живущих южнее тундры на реках Пур и Таз, считаются лесными ненцами. Кроме оленеводства они активно занимаются тундровой и таежной охотой и рыбной ловлей, сбором даров тайги. Питаются ненцы ржаным хлебом, олениной, мясом морского зверя, рыбой, дарами тайги и тундры.

Язык ненцев относится к уральским самодийским языкам, он разделен на два диалекта тундровый и лесной, они в свою очередь делятся на говоры. Народ ненцев обладает богатейшим фольклором, сказаниями, сказками, эпическими сюжетами. В 1937 году ученые лингвисты создали для ненцев письменность на основе кириллицы. Этнографы описывают ненцев как коренастых людей с большой головой, плоским землистого цвета лицом, лишенным какой-либо растительности.

Алтайцы

Территорией проживания тюркоязычного коренного народа алтайцев стали Алтайские горы. Живут они в количестве до 71 тыс. человек, что позволяет считать их крупным народом, в республике Алтай, часть в Алтайском крае. Среди алтайцев различают отдельные этнические группы кумандинцев (2892 чел), теленгитов или телесов (3712 чел), тубаларов (1965 чел), телеутов (2643 чел), челканцев (1181 чел).

Издавна алтайцы поклонялись духам и стихиям природы, они придерживаются традиционного шаманизма, бурханизма и буддизма. Живут они родами сеоками, родство считается по мужской линии. Алтайцы имеют многовековую богатейшую историю и фольклор, сказания и легенды, собственный героический эпос.

Шорцы

Шорцы являются немногочисленным тюркоязычным народом, в основном проживающим в отдаленных горных районах Кузбасса. Общая численность шорцев сегодня составляет до 14 тыс. человек. Издавна шорцы поклоняются духам природы и стихиям, основной их религией стал сложившийся веками шаманизм.

Сформировался этнос шорцев в VI-IX веках путем смешения кетоязычных и пришедших с юга тюркоязычных племен. Шорский язык относится к тюркским языкам, сегодня более 60% шорцев говорят по-русски. Эпос шорцев древний и весьма самобытен. Традиции коренных шорцев сегодня хорошо сохранились в Шерегеше, большинство шорцев сейчас живут в городах.

Живущие в глуши

КМНС – пожалуй, единственная группа народов, отдельно выделяемая в российском законодательстве. Причин для этого несколько, но главная связана с традиционным образом жизни. Коренные народы по-прежнему живут на земле своих предков, занимаясь охотой и рыбалкой. Быт их деревень выстроен вокруг этих промыслов. О том, сколько проблем вызывает российское природоохранное законодательство, вам расскажет любой рыболов или охотник. Соответственно, для представителей КМНС требуются определенные квоты или послабления – иначе их уклад жизни просто разрушится. Россия также является подписантом ряда международных соглашений, касающихся поддержки коренного населения.

Это если говорить о юридической части. Есть и иные причины – например, сильная уязвимость коренных народов и подверженность ассимиляции. Многие малые этносы действительно находятся на грани исчезновения. Это не преувеличение: например, в 2010 году прекратил свое существование камчатский народ алюторцев (подгруппа коряков).

Всего в России насчитывается около 40 народов, которых относят к КМНС. Это и мурманские саамы, и алтайские кумандинцы, и приморские удэгейцы – разнообразие культур просто огромное. При этом многие этносы насчитывают всего несколько сотен человек. Все они в той или иной степени стараются поддерживать традиционную культуру. Где-то больше, где-то меньше – например, те же чукчи в большинстве своем давно стали обычными городскими жителями. Хотя даже среди них есть те, кто придерживается прежнего уклада.

Значительная часть коренных дальневосточников проживает в отдаленных районах. Многие деревни практически отрезаны от цивилизации – добраться туда можно или авиацией, или по воде. В общем, самая что ни на есть глубинка. С этим связано и практически полное отсутствие социальной сферы. Во многих поселениях КМНС нет нормальных больниц и школ, причем проблема не решается годами.

«Сейчас у нас самый разгар эпидемии коронавируса. В нашей больнице нет даже КТ – только рентген. Он, понятное дело, не всегда способен дать нормальную диагностику. В школах катастрофически не хватает учителей, особенно узкой специализации – географов, химиков», – рассказывает «ФедералПресс» председатель камчатской ассоциации коренных малочисленных народов Севера «Корякия» Зоя Архангельская.

Она проживает в поселке Палана, административном центре Корякского округа. С 2012 года эта северная труднодоступная территория стала частью Камчатского края. Вершить судьбу округа стали в Петропавловске-Камчатском. Тамошние чиновники решили развивать территорию по общему лекалу, что дало не самые лучшие результаты. Например, уже много лет местные власти не могут организовать нормальное жилищное строительство. Причина – законодательство, которое не учитывает особенности Корякии. Для строительства в условиях вечной мерзлоты нужны тяжелые стройматериалы, тот же бетон. В нужных количествах доставить его можно только по морю, а период навигации очень короткий. Корякские чиновники могут закупать материалы только в рамках 44-ФЗ – с тендерами, аукционами и рядом ограничений. Как правило, когда конкурс, наконец, завершается, навигационный период подходит к концу. Соответственно, доставить материалы в срок уже не выходит. Получается настоящий замкнутый круг. Решить проблему могло бы смягчение норм закона для той же Корякии. Но пока об этом можно только мечтать.

«Особенностей никто не учитывает»

Отсутствие нормального самоуправления и отдельных законов, учитывающих специфику жизни КМНС, – одна из основных проблем аборигенов. Формально, конечно, их всячески выделяют из общей массы, приписывая всяческие «особые статусы». Однако происходит это лишь на бумаге. Так, в законодательстве Камчатки до сих пор нет четкого разъяснения, что вообще означает «особый статус Корякского округа». Каких-то привилегий или полномочий он не дает, и каждый чиновник может трактовать это понятие по-своему. То же самое происходит и в других регионах ДФО.

«Взять приморское село Агзу, где живет удэгейская община. Оно, конечно, национальное – но на практике этот факт ни на что не влияет. У местных властей полномочия такие же, как у всех сельских чиновников. То есть мизерные. Администрация Тернейского района относится к Агзу так же, как к остальным населенным пунктам. Особенности быта, уклада местного населения, их проблемы никто не учитывает», – рассказал «ФедералПресс» удэгейский правозащитник Павел Суляндзига.

В путинных районах представители КМНС традиционно «бодаются» с промышленными рыболовами. Зачастую предприятиям выделяют квоты на территориях расселения коренных народов. А самих аборигенов отправляют рыбачить за тридевять земель.

«Что такое традиционная родовая община? Это, как правило, взрослые лет 50 и старше и несколько детей. Включая маленьких ребятишек. Допустим, живут они в районе Вилючинска, а участок для вылова им дают в Елизово. Это километров восемьдесят, наверное. Как всей этой семье туда перебираться? На своей территории община ловить не может, так как там рыбачат промысловики. Абсурдная ситуация, но такое случается часто», – объясняет Зоя Архангельская.

Причина все та же: законодательство, которое не делает никакой скидки на уклад жизни аборигенов. В Корякии это особенно болезненная тема – до 2007 года, когда округ был отдельным субъектом РФ, там действовало 11 местных законов. Они как раз защищали права жителей. Важнейший прецедент: эти самые права были прописаны в законе, а значит, их можно было защитить в суде. После объединения с Камчатским краем законы отменили, а местная власть в принципе лишилась большей части полномочий. Основные решения стали принимать «южане», как называют жителей Петропавловска местные.

«Люди из большого города зачастую слабо понимают, как мы тут живем. Без нормальных дорог, в отрыве от всего. Иногда приезжают, удивляются: ой, а что, у вас интернета нет? Чтобы нормально управлять Корякским округом, здесь надо жить. У нас сейчас губернатор Владимир Солодов хочет создать специальное министерство по развитию самоуправления. С прицелом, конечно, на Корякию. Но ведь располагаться оно будет снова в Петропавловске!» – рассказывает Архангельская.

Земля и рыба

У коренных народов Дальнего Востока есть две особенно болезненные темы: земельный вопрос и добыча рыбы. Представителям КМНС в буквальном смысле приходится бороться за места своего проживания. С советских времен земли традиционного расселения коренных народов предоставлялись общинам в бессрочное безвозмездное пользование. Они имели приоритетный доступ к охотничьим угодьям, расположенным на их территории. В середине десятых законодательство серьезно поменяли, и теперь ни о каком бессрочном пользовании речи не идет. Это стало причиной обострения конфликтов между коренными жителями и предпринимателями – рыбопромышленниками и лесозаготовщиками.

«Вот типичная картина. Приходит на территорию общины бизнесмен и говорит: «Теперь вы живете на моей земле, вот бумаги, все по закону». Иногда бывает, что предприниматель заявляет свои права на добычу общины. Это, по сути, такое современное крепостничество», – рассказывает Павел Суляндзига.

Рыбный вопрос – это еще одна головная боль как аборигенов, так и властей. Каждый год и представителям КМНС, и общинам выделяются рыбные квоты. Это позволяет им поддерживать традиционный образ жизни. Однако зачастую объемы вылова очень небольшие: чиновники отдают предпочтение промысловикам. Да и размер квот то и дело хотят урезать.

«Вся эта история с квотами – довольно коррупционная. Там масса чиновников и силовиков, которые хотят на этом всем наживаться. В итоге каждый год разным общинам приходится добиваться положенных квот. Проблема в том, что у коренных народов практически нет рычагов влияния на чиновников. Общины не обладают серьезным юридическим весом, а негосударственные организации, защищающие права КМНС, давно прибрало к рукам государство. Они превратились в формальные органы», – отметил Павел Суляндзига.

В Хабаровском крае, например, целый год идут разбирательства по поводу квот. Как рассказала «ФедералПресс» президент местной ассоциации КМНС Любовь Одзял, для национальных общин выделили крохотные объемы улова: от 300 килограммов до тонны. Кроме того, для аборигенов путину открыли на две недели позже всех остальных.

«В прошлые годы квоты для общин были в десять раз больше. Даже тогда это было 2–4 процента от общего улова в крае. Сейчас и того меньше! С задержкой сроков путины ситуация не менее возмутительная. Рыба шла, а народ сидел на берегу. При этом правительство края в июне текущего года срочно требовало от российского Минсельхоза решить вопрос», – пояснила она.

Любовь Одзял добавила: когда ущемляют интересы промышленного рыболовства, вопросы решаются очень быстро. Сейчас аборигены намерены отстаивать свои права в суде: ближайшее заседание по спору о квотах состоится 19 ноября в Хабаровске. Для коренных жителей края вопрос не праздный: вокруг рыбной ловли у них вертится все, от образа жизни до культуры.

Еще один феномен, о котором любят рассказывать дальневосточные власти, – это лжеобщины. То есть организации, выдающие себя за объединения аборигенов и на этом основании получающие квоты. Само собой, незаконно. Есть, правда, одно но: подобных случаев на деле не так уж и много. Зарегистрировать общину КМНС вообще очень непростое дело, включающее массу бюрократии и проверок. Как правило, речь идет о перекупке общин частными лицами. Чаще всего такое происходит, когда от общины остается один-два человека, равнодушных к традиционному промыслу. Тут же появляется ушлый предприниматель, который за деньги покупает у них все документы. Само собой, законной силы все это не имеет: такой делец не может претендовать ни на какие квоты. Он работает в серую до тех пор, пока его не поймают. Подобные истории зачастую становятся аргументом на многие претензии коренных жителей. Мол, посмотрите, какой бардак вы у себя развели.

Пример Корякии

Этой осенью тема КМНС снова зазвучала в новостной повестке. В октябре жители Корякии заявили, что готовы выйти из состава Камчатки. Поводом для конфликта стало создание вышеупомянутого министерства по делам местного самоуправления и развитию Корякского округа. Претензии жителей округа понятны. Во-первых, управлять чиновники будут из столицы края, а не из Корякии. Во-вторых, министерство будет заниматься развитием местного самоуправления в принципе. Корякский округ здесь является скорее приложением. А значит, глобальных изменений можно не ждать.

«Сейчас у нас нет никакого закона, который бы реально определял особый статус Корякского округа. Есть закон о родных языках, о развитии КМНС в Камчатском крае. Сейчас мы намерены добиться, чтобы местное законодательство наконец изменилось. Мы уже общались с губернатором Владимиром Солодовым, с членами правительства. Диалог идет, но какого-то результата пока нет. Во всяком случае, на вопрос обратили внимание», – отметила Зоя Архангельская.

В правительстве Камчатки даже собираются рассмотреть законопроект об обеспечении прав коренных малочисленных народов. Если подвижки действительно произойдут, это будет примером того, как аборигены могут отстаивать право на свою культуру. Если же нет – подобные конфликты неизбежно возникнут и в других регионах Дальнего Востока.

КАК ЖИВУТ НАРОДЫ СЕВЕРА

Природа земель, на которых живут народы Севера и Дальнего Востока, сурова: тундра, лесотундра, тайга. Посёлки почти всегда расположены у воды — на берегу залива, озера или реки. И это не случайно. Именно по воде завозят сюда необходимые товары, и прежде всего уголь, бензин. Срок навигации очень короткий, и за него нужно успеть доставить всё необходимое для долгой зимы. В остальное время года в посёлок можно попасть (или выбраться из него) только вертолётом.

Жители работают на звероферме, где разводят норок и песцов, или в пошивочной мастерской — здесь шьют одежду как европейского типа, так и национальную, чаще всего из оленьего меха. В посёлке работают мотористы, механики, продавцы, санитарки. Но всё это — и почта, и магазин, и пошивочная мастерская, и звероферма, и бревенчатые рубленые дома, почти такие же, как в русских посёлках, — лишь современная «надстройка», привнесённая из России «городская цивилизация».

В основе же национального существования малых народов, их самобытности лежит как раз то, что находится не в посёлке, а в окружающих его тундре и тайге. Здесь работает не так много людей, но именно они занимаются традиционными для малых народов России видами хозяйственной деятельности. Это оленеводы, большую часть года всей семьёй живущие в тундре со стадами оленей и лишь пару раз в год заглядывающие в свои сельские дома, обычно стоящие пустыми. Это охотники, которые проводят в тайге или в тундре весь охотничий сезон, возвращаясь домой только время от времени. От одного охотничьего урочища к другому они добираются пешком, на оленях, на собаках, а в наши дни часто на моторных снегоходах. И наконец, рыбаки, в путину (в период активной ловли рыбы) живущие вдали от посёлка, «на песках», т. е. на участках берегов рек и озёр, особенно удобных для рыбной ловли. Береговые чукчи и эскимосы, промышляющие моржей, на много дней выезжают охотиться на дальние острова и мысы.

Здесь, на берегу реки или моря, в тайге и в тундре, идёт настоящая жизнь — жизнь оленеводов, рыбаков, охотников. Она идёт в значительной мере так, как шла и сто, и двести лет назад, — с соблюдением традиционных обычаев, обрядов, правил взаимоотношений между людьми. Впрочем, и тут можно увидеть много примет современности — радиостанцию, радиоприёмник, традиционный очаг иногда заменяют бензиновым примусом, на лодках установлены моторы.

Оленеводством занимаются преимущественно жители Севера (кроме эскимосов, береговых чукчей и алеутов). Саамы, ненцы, оленные чукчи, коряки, северные селькупы и ханты имеют крупные стада, для себя и на продажу получают мясо, шкуры, молоко. У других народов оленей меньше, и используются они в основном как транспортные животные. В этом случае оленей на мясо забивают редко, а питаются таёжной дичью — дикими оленями, лосями, пернатой дичью и т. д. Таков быт эвенков, эвенов, манси. Народы Приморского края — южные селькупы, юкагиры — великолепные охотники.

Охота происходит в течение всего года. Зимой охотник выходит в тайгу на широких лыжах, нехитрое снаряжение погружено на маленькие санки. Тянуть их ему почти всегда помогает собака. Охотятся обычно в одиночку, реже вдвоём или втроём. В тайге и лесотундре на определённом расстоянии друг от друга устроены охотничьи избушки — маленькие домики с печкой, где можно обогреться, переночевать, сварить еду. Уходя из такой избушки, охотник обязательно оставит чай, спички, запас дров — для следующего посетителя.

Основное занятие хантов Приобья и народов Приамурья (негидальцев, нанайцев, нивхов, удэгейцев) — рыболовство. Однако в той или иной мере как подсобным промыслом рыболовством занимаются все народы Севера

Места традиционного проживания и виды традиционной хозяйственной деятельности

Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности и перечень видов традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера утверждены Правительством Российской Федерации. Культурно освоенный ареал с маршрутами кочёвок оленеводов, сезонными маршрутами охотников, собирателей, рыболовов, священными, рекреационными местами и прочее, который обеспечивает их традиционный образ жизни, крайне обширный: от долган и нганасан на полуострове Таймыр до удэгейцев на юге России, от алеутов на Командорских островах до саамов на Кольском полуострове.

Согласно перечню видов традиционной хозяйственной деятельности к ним относятся:

  • Животноводство, в том числе кочевое (оленеводство, коневодство, яководство, овцеводство).
  • Переработка продукции животноводства, включая сбор, заготовку и выделку шкур, шерсти, волоса, окостенелых рогов, копыт, пантов, костей, эндокринных желез, мяса, субпродуктов.
  • Собаководство (разведение оленегонных, ездовых и охотничьих собак).
  • Разведение зверей, переработка и реализация продукции звероводства.
  • Бортничество, пчеловодство.
  • Мужчина-хант, представитель одного из коренных народов Сибири.

    Рыболовство (в том числе морской зверобойный промысел) и реализация водных биологических ресурсов.

  • Промысловая охота, переработка и реализация охотничьей продукции.
  • Земледелие (огородничество), а также разведение и переработка ценных в лекарственном отношении растений.
  • Заготовка древесины и недревесных лесных ресурсов для собственных нужд.
  • Собирательство (заготовка, переработка и реализация пищевых лесных ресурсов, сбор лекарственных растений).
  • Добыча и переработка общераспространённых полезных ископаемых для собственных нужд.
  • Художественные промыслы и народные ремесла (кузнечное и железоделательное ремесло, изготовление утвари, инвентаря, лодок, нарт, иных традиционных средств передвижения, музыкальных инструментов, берестяных изделий, чучел промысловых зверей и птиц, сувениров из меха оленей и промысловых зверей и птиц, иных материалов, плетение из трав и иных растений, вязание сетей, резьба по кости, резьба по дереву, пошив национальной одежды и другие виды промыслов и ремесел, связанные с обработкой меха, кожи, кости и других материалов).
  • Строительство национальных традиционных жилищ и других построек, необходимых для осуществления традиционных видов хозяйственной деятельности

КУХНЯ НАРОДОВ СЕВЕРА

Традиционная кухня соответствует требованиям климата, хотя непривычного к ней человека может привести в смятение. Рыба и мясо — основная пища. Когда они свежие, их охотно едят в сыром виде, лишь чуть-чуть присаливая; пьют свежую, ещё тёплую оленью кровь. Но нужно быть уверенным, что рыба и мясо не заражены личинками глистов. В оленине, лучших сортах рыбы (таких, как чир, муксун, нельма, белорыбица) их, как правило, нет, но тюлени, медведи, частиковая рыба (щука, язь, карась) могут быть заражены. Их едят либо варёными, либо после длительного провяливания; жарить мясо и рыбу у северян не принято. Топлёный тюлений (нерповый) жир могут пить чашками, на нём пекут лепёшки и в него, как в соус, макают куски мяса.

Хотя сырое или полусваренное мясо содержит все необходимые витамины, жители Севера остро ощущают нехватку растительной пищи. Летом женщины выходят в тундру собирать дикорастущие травы и ягоды. Ягод в тундре немереное количество — морошка, голубика, клюква, брусника, водяника… Их едят свежими, а также заготавливают на зиму. И ягоды, и съедобные травы (дикий щавель и лук, молодые листья полярной ивы) консервируют в кожаных мешках — бурдюках, залив растопленным жиром. Зимой их используют как приправу к мясу. Моржатина, мелкими кусочками тушенная в жиру с листьями ивы, — блюдо, которое сделало бы честь самому изысканному столичному ресторану. Однако в ресторанах её не найдёшь, а вот китовые котлеты и варёная китовая кожа (её можно есть и сырой) в местных столовых иногда бывают. Десятки блюд получаются из разных частей моржа: варёный язык, варёные кишки, студень из ластов, кровяные клёцки, вяленое мясо с жиром и т. д.

В тундре и тайге в изобилии растут грибы — сыроежки, маслята, подберёзовики. Олени очень любят грибы, и в грибных местах их трудно пасти — в поисках лакомства они разбредаются во все стороны. Местные жители грибов, по традиции, не едят. Впрочем, во второй половине XX в., под влиянием русских, их стали сушить и солить про запас и на продажу.

В питании народов Севера начиная с 30-40-х гг. XX в. произошли существенные перемены. Сегодня даже оленеводы и охотники и дня не могут прожить без хлеба, крупы, чая, соли, сахара. Привычка к сладкому влияет на здоровье детей и молодёжи: раньше у местных жителей совсем не было кариеса, а сейчас им страдают многие с раннего возраста

Численность коренных малочисленных народов Севера в советский период

В СССР с 1920-х годов официально выделяли 26 малочисленных народов Севера, их суммарная численность составляла: в 1959 году — 129,6 тыс. человек, в 1989 году — 181,5 тыс. человек. В 1920—1930-е годы вопросами северных народов занимался Комитет Севера ВЦИК (Комитет содействия народностям северных окраин при Президиуме ВЦИК).

ЖИЛИЩЕ НАРОДОВ СЕВЕРА

Оленеводы и рыбаки, как правило, кочуют и селятся по три-четыре селище почти всех народов Севера — чум. Чум представляет собой конический шатёр в несколько метров высотой. Основу его составляют 16- 20 сходящихся вершинами длинных шестов. Чум обтягивают нюками — покрывалами, сшитыми из оленьих шкур, брезента или какой-либо иной непромокаемой ткани. Шесты и ню-ки перевозят с места на место на санях, запряжённых оленями. По влажной, покрытой травой тундре сани едут и летом, безо всякого снега, только оленей запрягают больше, чем зимой, обычно по четыре.

Ставить чум считается женским делом, и две-три женщины справляются с этим меньше чем за час. Посередине чума горит костёр или стоит жестяная печка. Справа и слева от входа на плетённых из ветвей ивы подстилках, накрытых шкурами, устроены лежанки. Напротив входа — священное место, где стоит сундучок с ценностями, висят мешочки с амулетами, а у крещёных — иконы. Если печка гаснет, в чуме сразу становится очень холодно, так что спать приходится или одетыми, накрывшись шкурами, или в тёплых меховых спальных мешках.

У рыбаков чумы могут быть покрыты не шкурами, а тиской — пластинами, сшитыми из жёлто-коричневых кусков вываренной берёзовой коры. Переезжают с места на место рыбаки летом в лодках, зимой — на нартах с собачьей упряжкой, а в последние годы — на снегоходах. Эвенки кочуют на оленях.

Долганы и другие оленеводы Таймыра часто живут не в чумах, а в балках. Балок — реечный каркасный домик, обтянутый шкурами и парусиной. Внутри он похож на вагонное купе: койки в два яруса, столик, маленькая железная печка. Такой домик ставится на широкие прочные сани, и его перевозят четыре-пять оленей. Первоначально этот вид жилища изобрели русские купцы, разъезжавшие по тундре с товарами.

У чукотских и корякских оленеводов жилищем служит не чум, а яранга. Яранга гораздо шире чума, у неё более сложный деревянный каркас.

Внутри выделяют два помещения — холодное у входа (здесь готовят пишу и занимаются хозяйственными делами) и тёплое заднее. Заднюю часть целиком занимает полог — сшитый из шкур навес-балдахин, подвешенный у задней стенки. Когда полог опущен, под ним внутри тепло, и люди сидят без верхней одежды. В пологе спят. Если становится душно, доступ воздуха регулируют с помощью кожаного рукава наверху полога, он играет роль форточки.

В чуме и яранге, в кочевых условиях, можно жить достаточно комфортно, только нужно уметь обустроить быт. Современные юноши и девушки, которые с 8 до 18 лет зиму проводят в общежитиях школ-интернатов и лишь на лето возвращаются к родителям в рыбацкие и оленеводческие стойбища, плохо владеют специальными навыками, необходимыми для этого. Поэтому им зачастую трудно и не хочется включаться в традиционное хозяйство.

ПОЧЕМУ ИСЧЕЗАЮТ СЕВЕРНЫЕ НАРОДЫ

Малые народы отличаются от больших не только численностью. Им труднее сохранить самобытность. Китаец может приехать в Хельсинки, жениться на финке, прожить там с ней всю жизнь, но он до кониа своих дней останется китайцем, а финном не станет. Более того, даже в детях его, наверное, будет много китайского, и это проявляется не только во внешнем облике, но значительно глубже — в особенностях психологии, поведения, вкусов (хотя бы просто кулинарных). Если же в подобную ситуацию попадёт кто-нибудь из народа саами — они живут на Кольском полуострове, в Северной Норвегии и в Северной Финляндии, — то, несмотря на близость к родным местам, он через какое-то время по существу станет финном.

Так происходит и с народами Севера и Дальнего Востока России. Они сохраняют национальную самобытность, пока живут в посёлках, занимаются традиционным хозяйством. Если же уезжают из родных мест, отрываются от собственного народа, то растворяются в другом и становятся русскими, якутами, бурятами — в зависимости от того, куда попадут и как сложится жизнь. Поэтому численность их почти не растёт, хотя рождаемость достаточно высока. Чтобы не потерять национальную самобытность, нужно жить среди своего народа, в его исконной среде обитания.

Конечно, у малых народов есть интеллигенция — учителя, художники, учёные, писатели, врачи. Они живут в окружном или областном центре, но, чтобы не потерять связь с родным народом, им нужно немало времени проводить в посёлках.

Чтобы сохранить малые народы, необходимо поддерживать традиционное хозяйство. В этом главная трудность. Оленьи пастбиша из-за растущей добычи нефти и газа сокращаются, моря и реки загрязнены, поэтому не может развиваться рыболовство. Падает спрос на оленье мясо и пушнину. Интересы коренного населения и краевых властей, крупных компаний, просто местных браконьеров вступают в противоречие, и в таком конфликте сила не на стороне малых народов.

В конце XX в. руководство округов и республик (в особенности в Якутии, в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах) стало уделять больше внимания проблемам сохранения национальной культуры. Стали регулярны фестивали культур малых народов, на которых выступают сказители, исполняются обряды, проводятся спортивные состязания.

Во всём мире благополучие, уровень жизни, сохранность культуры малочисленных национальных меньшинств (индейцев в странах Америки, аборигенов Австралии, айнов Японии и т. д.) входят в визитную карточку страны, служат показателем её прогрессивности. Поэтому значимость судеб малых народов Севера для России несоизмеримо больше по сравнению с их малой численностью, составляющей всего 0,1 % населения страны.

МАМОНТ В ПРЕДАНИЯХ И СКАЗАНИЯХ ХАНТОВ И МАНСИ

У финно-угорских народов существуют предания о мамонте — животном, вымершем сотни тысяч лет назад. Особенно часто встречается этот образ в фольклоре обских угров — хантов и манси. В их представлении мамонт — очень крупное («как пять-шесть лосей»), мошное и сильное животное. Он боится солнечных лучей и потому живет под землёй, а путь себе прокладывает «рогами», т. е. бивнями. Ест он растения и землю. Не случайно название диковинного зверя на языках хантов и манси буквально значит «земли олень-самеи». А ненцы, соседи обских угров, именуют его «земли бык». У них распространены рассказы о его подземном рёве. С «деятельностью» мамонта связывают такие природные явления, как образование русел рек, обвалы берегов в половодье, треск льда при ледоходе и даже землетрясения.

Мамонт обских угров похож на Индрика-зверя из русских легенд: «Живёт зверь за океаном-морем. А рогом проходит зверь по подземелью, аки ясное солнце по поднебесью. Он проходит все горы белокаменные…».

Природу и происхождение удивительного зверя объясняли по-разному. Существовало представление, что мамонт не какое-то особое животное — в него с возрастом перевоплощаются другие звери или ры- _ бы: лоси, медведи, щуки. По одному из поверий, лось в старости, потеряв зубы и рога, переселяется под землю или под воду. Там он изменяется внешне: у него вырастают новые рога, но уже не ветвистые, а прямые. Во время традиционного Медвежьего праздника перед мордой убитого на ритуальной охоте медведя клали вылепленную из теста фигурку мамонта, в которого, как верили обские угры, переходит дух убитого зверя. Перед медведем располагали также фигурки оленей и лосей, надеясь, что тот, превратившись в подземного мамонта, пошлёт удачу на охоте и обеспечит хороший приплод оленей.

В представлении обских угров, мамонт связан также с водной стихией. Известны образы гибридных чудовищ — мамонта-щуки или мамонта-рыбы. По верованиям манси, в том месте, где река вспенилась и поднялись волны, появился мамонт. Если туда попадёт лодка, она перевернётся. Считалось, будто мамонт может съесть человека. Даже в наши дни в подобных опасных местах не ловят рыбу.

Один из персонажей преданий хантов и манси — Обской старик, или Обской хозяин. От него зависят успех рыболовного промысла и судьба людей, проплывающих по реке. Старик, как рассказывается в источнике начала XVII в., мог пригнать рыбу с моря в Обь, а притягивал он её с помощью металлической трубы, напоминающей хобот. Голову его увенчивали два рога. В данном описании Обской старик очень напоминает мамонта.

Рассказы о подземном звере мамонте известны многим народам Северной Евразии. В Западной Сибири они бытуют и у русских. По мнению учёных, подобные представления возникли не случайно. Люди находили в земле кости и бивни, поражавшие необычайными размерами. Такие находки рождали представления о животных-гигантах, незримо обитавших под землёй или под водой. Однако возможно другое объяснение. В форме фантастических преданий о мамонтах у северных охотников сохранились переходившие из уст в уста рассказы о тех временах, когда эти животные ещё бродили по земле, внушая ужас и почтение своей мошью.

Религия

Раньше коренные народы Севера в основном были приверженцами шаманизма. Только в начале 19 в. они обратились в православие. Во времена Советского Союза церквей и священников у них почти не осталось. Лишь малая часть народа сохранила у себя иконы и соблюдает христианские обряды. Основная масса придерживается традиционного шаманизма.

Работа и промысел

У некоторых народов Севера развит китобойный промысел. Но им занимаются лишь чукчи, эскимосы. Очень популярный вид дохода – зверофермы. На них разводят песцов, норок. Их продукцию используют в пошивочных мастерских. Из них делают как национальную, так и европейскую одежду.

В селах есть механики, продавцы, мотористы, санитарки. Но большинство оленеводов, рыболовов, охотников. Семьи, которые этим занимаются круглый год, живут в тайге, на берегах рек и озер. Они изредка заезжают в села, чтобы закупить различные продукты, товары первой необходимости или отправить почту.

Охота – круглогодичный промысел. Народы крайнего Севера России зимой охотятся на лыжах. Они берут с собой маленькие санки для снаряжения, везут их в основном собаки. Чаще охотятся в одиночку, редко – в компании.

Источники

  • https://obrazovanie.guru/nauka/geografiya/narody-sibiri.html
  • https://www.syl.ru/article/292608/korennyie-malochislennyie-narodyi-severa-opisanie-kultura-i-interesnyie-faktyi
  • https://vyurchenko.ru/sibir/narody-severa.html
  • https://posibiri.ru/korennye-narody-zapadnoj-sibiri/
  • https://fedpress.ru/article/2621376
  • https://FB.ru/article/268141/narodyi-severa-rossii-malyie-narodyi-severa-i-dalnego-vostoka

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юридическая консультация в Москве, статьи по праву и судам
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: