Понятия “вина” и “виновность” в нормах УК и УПК РФ

Сущность понятий «вина» и «виновность»

Вина — это главная составляющая субъективной стороны состава противоправного деяния, внутреннее отношение индивида к совершаемому им действию (бездействию) и причинённым вследствие этого последствиям.
Виновность — это вина, доказанная с учетом всех обстоятельств совершения противоправного деяния и установленная правоприменительным актом, вступившим в законную силу.

Законодательно закрепленного определения вины в уголовном праве нет. Определение вины, которое давалось в советское время и ранее, и в котором говорилось о психическом отношении лица к совершенному им деянию, не отвечает современным требованиям права и юридической науки.

Современное определение вины: вина — это основной признак, который характеризует субъективную сторону противоправного действия или преступления. Виновность и вина различаются по объему. Термин «вина» служит для обозначения только субъективного основания юридической ответственности, а «виновность» — для обозначения общего основания ответственности.

Значение вины

Современное уголовное право исходит из того, что преступным может являться деяние, совершение которого является осознанным и волевым. Вследствие этого вина является необходимой предпосылкой уголовной ответственности и наказания.

Только виновная ответственность за совершение преступления образует сущность субъективного вменения: какими тяжкими ни были бы последствия, ответственность наступает только за виновное их причинение, объективное вменение является недопустимым.

Несмотря на крайне высокое значение вины для современного уголовного права, признаки вины редко закрепляются в законодательстве. УК РФ, как и уголовные кодексы некоторых других государств (например, Болгарии) раскрывает понятие вины через содержание её различных форм. В общей части уголовного законодательства других государств (Испания, ФРГ) вина только упоминается. Некоторые акты уголовного законодательства вовсе не содержат общих положений о вине (УК Франции), хотя и в них различается ответственность за умышленные и неосторожные деяния.

Структура и характеристики вины

Вина характеризуется элементами (моментами):

  • Интеллектуальным — это способность человека понимать фактические признаки ситуации, в которой он оказался, последствия своего поведения, и их социальный смысл.
  • Волевым — это сознательное направление умственных и физических усилий на принятие решения, достижение поставленных целей, выбор и осуществление определенного варианта поведения.

Выделяют такие характеристики вины, как её содержание, степень и социальная сущность. Содержание вины — это качественный признак вины. Оно определяется характером и разновидностями тех объектов уголовно-правовой охраны, посягательство на которые осознаётся преступником, характером тех преступных последствий, наступление которых он предвидит. Степень вины — это её количественная характеристика, позволяющая сравнить тяжесть различных видов вины. Социальная сущность вины заключается в том, что она является выражением антиобщественных установок субъекта, его отрицательного, пренебрежительного или недостаточно бережного отношения к защищаемым уголовном законом ценностям и благам.

Значение принципа вины

Принцип вины является универсальным, он позволяет наполнить карательные функции, выполняемые государством, признаками справедливости и соразмерности. Уровень карательного воздействия находится в прямой зависимости от уровня вины и ее характера.

Принцип вины всегда носит индивидуальный характер, он демонстрирует отношение виновного лица не только к совершенному им деянию, но и к тем последствиям, которые оно повлекло.

Уголовные наказания и материальная ответственность применяются к лицам, совершившим противоправные деяния, только после установления их вины, а также определения бесспорных доказательств ее формы.

Индивидуализация вины указывает на то, что ответственность может быть применима лишь к тем лицам, в чьих действиях существовала субъективная сторона, выраженная в форме вины.

Значение данного принципа особо важно в правоприменительной деятельности.

Определение виновности

Уголовное право России позволяет привлечь лицо к ответственности за совершение им деяния, имеющего общественную опасность, только при наличии признака виновности. Это означает, что правонарушитель совершает деяние осознано и по своей воле. Действия, которые совершены рефлекторно, непроизвольно, импульсно, с отсутствием воли и интеллектуального начала, не могут оцениваться с точки зрения уголовно-правовых норм.

Виновность не является свойством личности. Она относится к объективно существующему факту, проявляющемуся среди объективных признаков деяния. Вина требует установления, познания и оценивания правоприменителем.

Отсутствие вины исключает преступность деяния. Причиной тому служит обязательность наличия этого элемента для квалификации действий нарушителя. Вина является обязательным признаком субъективной стороны и требует не только установления, но и бесспорного доказывания. В ряде случаев, вина может не доказываться, а презюмироваться.

Под понятием вины, изучаемой в науке уголовного права, понимается психическое отношение правонарушителя к совершенному им деянию, имеющему общественную опасность и тем последствиям, которые это деяние повлекло.

Выражаться вина может в одной из двух форм: умысле и неосторожности. В исключительных случаях, форма вины может быть смешанной. К примеру, по отношению к деянию вина лица проявляется в форме умысла, а по отношению к последствиям – в форме неосторожности.

Особенности виновности

Виновность носит комплексный характер, объединяя в себе и субъективные, и объективные факторы, с которыми законы уголовного права связывают наступление уголовной ответственности за совершение запрещенного уголовным законодательством общественно опасного деяния.

Виновность лица в совершении убийства означает, что оно (лицо) осознает, что совершает общественно опасные действия, которые направлены на причинение смерти другому человеку, что пострадавшее лицо может погибнуть в результате этих действий. Виновный не только предвидит смерть человека, но и осознает общественную опасность такого деяния.

Условия, необходимые для того, чтобы признать лицо виновным:

  • совершенное деяние должно иметь признаки правонарушения;
  • лицо, совершившее противоправные действия, должно обладать признаками субъекта определенного вида правонарушений;
  • установление психического отношения лица к совершаемому им противоправному деянию и его последствиям (в форме умысла или неосторожности);
  • негативная оценка закона к самому деянию и отношению к нему субъекта правонарушения;
  • вынесение и вступление в законную силу соответствующего правоприменительного акта соответствующего органа власти.

Если не выяснить мотивы и цели совершения противоправного действия, то причины возникновения умысла, его направленность, является ли оно внезапно возникшим или заранее обдуманным, определить невозможно.

Виновность подразумевает установленное вступившим в законную силу правоприменительным актом психическое отношение физического лица, либо лица, которое уполномочено от имени другого юридического лица и в его интересах совершать юридически значимые действия, к совершаемым ими вредным для общества деяниям, их последствиям, которым дана отрицательная оценка со стороны государства с учетом всех обстоятельств совершения противоправного деяния.

В случаях совершения преступления не одним лицом, а группой лиц, общая вина распределяется между соучастниками. Тогда говорится о частичной вине (как индивидуальной части общей вины) и об общей вине.

В случаях совершения деяний, формально содержащих признаки состава правонарушения, но не являющихся по причине отсутствия вины субъекта правонарушением, называют случаем без вины, несчастным случаем, казусом.

Понятия “вина” и “виновность” в нормах УК и УПК РФ

Бытко Юрий Ильич – заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, кафедра уголовного и уголовно-исполнительного права СГАП.

Сравнительный анализ норм УК РФ (далее – УК) и УПК РФ (далее – УПК), регламентирующих процедуру назначения наказания судом присяжных, убеждает в том, что вина в УПК понимается иначе, чем в УК. Известно, что ни в УК, ни в УПК понятие вины не определяется, хотя относится к числу фундаментальных понятий уголовного и уголовно-процессуального права.

Из содержания ст. ст. 24 – 27 УК можно сделать однозначный вывод: действующий УК РФ исповедует психологическую концепцию вины, в соответствии с которой вина исчерпывается двумя формами – умыслом и неосторожностью.

В рамках первой из этих форм УК различает два вида умысла – прямой и косвенный (ст. 25), в рамках второй – два вида неосторожности – легкомыслие и небрежность (ст. 26).

Статья 27 УК называет еще одну форму вины – двойную, когда виновный, умышленно совершая общественно опасное деяние, к его последствиям относится неосторожно. Однако такое сочетание умысла и неосторожности в одном преступлении самостоятельной формой вины можно считать с оговорками, поскольку ее, во-первых, формирует сочетание все тех же умысла и неосторожности, во-вторых, в целом такое преступление признается умышленным.

При этом ни в уголовно-правовой теории, ни в уголовном законодательстве вина не рассматривается в качестве основания уголовной ответственности. В соответствии со ст. 8 УК таким основанием является деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом. Проще говоря, основанием уголовной ответственности является состав определенного преступления.

Общепринято, что состав преступления – это совокупность объективных и субъективных признаков, которые в соответствии с законом характеризуют деяние как преступление. Вина выступает одним из элементов субъективной стороны – одного из элементов состава преступления. Для теоретиков, исповедующих психологическую концепцию вины, приведенные положения являются аксиоматичными <1>.

Здесь важно обратить внимание на то, что и УПК основанием уголовной ответственности также называет состав преступления. В частности, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 Кодекса уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления (прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования – ч. 3 ст. 24 УПК). И в ч. 2 ст. 302 УПК сказано, что оправдательный приговор постановляется в случае отсутствия в деянии подсудимого состава преступления.

Между тем понятие состава преступления в УПК, как и в УК, не определяется. Выяснить, какое содержание вкладывает законодатель в это словосочетание в УПК, невозможно. С определенностью можно утверждать лишь то, что здесь состав преступления, как и его соотношение с виной, понимается иначе, чем в УК. Об этом свидетельствует следующее. В ч. 1 ст. 299 УПК в числе вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, отсутствует вопрос о наличии или отсутствии в деянии подсудимого состава преступления. Пункт 4 части 1 этой статьи требует ответа на вопрос: виновен ли подсудимый в совершении этого преступления, а п. 3 – является ли совершенное деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК оно предусмотрено. По существу в п. 3 речь идет о квалификации преступления, которая, как известно, осуществляется в рамках состава преступления. В то же время постановка вопроса о виновности в уголовно-правовом значении этого слова корректна только в контексте состава преступления как обязательной юридической конструкции, созданной исключительно для целей описания и квалификации преступлений.

Таким образом, очевидно, что в нормах УПК, регламентирующих деятельность суда присяжных, законодатель вынес вину за рамки состава преступления и по существу, вопреки положениям ст. 8 УК, признал вину, а не состав преступления основанием уголовной ответственности. Дело в том, что в соответствии с ч. ч. 1 и 2 ст. 348 УПК оправдательный и обвинительный вердикты коллегии присяжных обязательны для председательствующего и влекут за собой постановление им в первом случае оправдательного приговора, во втором – обвинительного. Исключение составляют случаи, когда при обвинительном вердикте присяжных председательствующий признает, что деяние не содержит признаков преступления, не установлено событие преступления, не доказано участие подсудимого в совершении преступления (ч. 5 ст. 348 УПК). Но и тогда он не вправе аннулировать обвинительный вердикт, а обязан вынести постановление о роспуске коллегии присяжных и направлении дела на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания (ч. 5 ст. 348 УПК).

Очевидно, что в УПК законодатель отходит от психологической концепции вины. Об этом свидетельствует и следующее. Во-первых, в соответствии с ч. 2 ст. 302 УПК оправдательный приговор постановляется в случае, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления. Оправдание по данному основанию, как и по другим названным в ч. 2 ст. 302 УПК, означает признание его невиновным. Иными словами, в соответствии с положениями УПК, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления, он должен быть признан невиновным и освобожден от уголовной ответственности. Между тем в соответствии с положениями УК все обстоит наоборот: отсутствие вины субъекта влечет за собой признание отсутствия в его деянии состава преступления и в связи с этим – освобождение его от уголовной ответственности.

Во-вторых, исповедуя психологическую концепцию вины, УК вопрос о вине формализовал до предела посредством сведения ее к двум четким формам – к умыслу и неосторожности (ст. ст. 24 – 27). Причем ни одна из статей Кодекса не дает основания для вывода о том, что вина субъекта в совершенном преступлении может быть большей или меньшей <2>. Иными могут быть не ее величина, размер, а форма.

<2> Сторонником мнения о том, что вина имеет масштаб, что она может быть большей или меньшей, является В.В. Мальцев (см.: Мальцев В.В. Наказание и проблемы его назначения в уголовном праве. Волгоград, 2007. С. 182).

Содержание санкций норм Особенной части УК позволяет говорить лишь о том, что в ряду названных форм вины более опасной является умышленная, поскольку за умышленные преступления предусмотрены более строгие наказания. Однако некорректно было бы утверждать, что в рамках одной и той же формы вины один субъект более, а другой менее виновен, поскольку законодатель для этого не дает никаких оснований.

Таким образом, действующий УК использует для обозначения определенных явлений понятия, исключающие масштабность, возможность варьирования величиной определяемых явлений. К таковым относятся, в частности, понятия справедливости, гуманизма, основания уголовной ответственности, вины и др.

Это означает, что вина или наличествует, или отсутствует, но она не может быть меньшей или большей. Законодатель, прибегая к такой формализации, стремится свести к минимуму субъективизм судей при решении самого главного вопроса – о виновности или невиновности субъекта. В соответствии с положениями УК уместно говорить не о большей или меньшей вине или степени виновности, а о более опасной (умысел) и менее опасной (неосторожность) форме вины.

Между тем в ряде статей УПК закреплено требование учета не просто вины, но ее степени, величины, масштаба. В частности, в соответствии с ч. 3 ст. 339 УПК после основного вопроса о виновности подсудимого присяжным могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер. Об этом же утверждается и в теории <3>.

<3> См., напр.: Белкин А.Р. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей // Курс уголовного судопроизводства: В 3 т. / Под ред. В.А. Михайлова. М., 2006. Т. 2. Досудебное и судебное производство. С. 700; Мельник В.В. Особенности производства с участием присяжных заседателей // Уголовный процесс / Под ред. А.В. Гриненко. 2-е изд. М., 2008. С. 368.

О степени и характере виновности говорится также в п. 3 ст. 339 УПК. Что имеется в виду под степенью и характером виновности, неизвестно. В отношении характера виновности можно сделать предположение, что речь идет о разных формах вины – умысле и неосторожности. А в отношении степени вины невозможно построить даже какие-либо догадки. Ясно лишь то, что авторы норм УПК скопировали положение о степени виновности из Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. И это похвально. Однако не следует забывать, что названный закон, в отличие от действующего УК, основывался на оценочной концепции вины. И именно поэтому А.Ф. Кони писал: “…присяжных спрашивают не о том, совершил ли подсудимый преступное деяние, виновен ли в том, что совершил его; не факт, а внутренняя его сторона и личность подсудимого в нем выразившаяся, подлежат их суждению” <4>.

<4> Кони А.Ф. Собр. соч. М., 1967. Т. 4. С. 200.

Основной контраргумент критиков оценочной концепции вины сводится к тому, что при наличии в деянии виновного состава преступления суд может и не признать его виновным в совершении преступления, выявив основания для вывода о том, что деятель не заслуживает отрицательной морально-политической оценки, т.е. эта концепция предоставляет суду широкое усмотрение, что чревато как необоснованным привлечением к уголовной ответственности одних – невиновных, так и необоснованным освобождением от уголовной ответственности других – виновных.

Однако эта концепция представляется более справедливой, поскольку в ее основание положены не чисто формальные психологические феномены в виде умысла или неосторожности, которые, кстати, не поддаются непосредственному восприятию органами чувств человека. О них мы можем судить лишь по объективным свойствам совершаемого деяния.

Между тем оценочная концепция вины базируется на присущем каждому человеку от рождения нравственном начале – представлении о добре и зле, о плохом и хорошем. Чтобы оценить социальную сущность и социальную значимость любого человеческого поведения, вовсе не обязательно быть психологом, социологом, юристом. Именно эта истина положена в основу суда присяжных.

Применительно к деятельности суда присяжных виновность в соответствии с нормами УПК РФ означает убежденность присяжных в том, что совершенное деяние является в высшей степени безнравственным, и именно поэтому субъект виновен в том смысле, что заслуживает уголовной, но не иной ответственности. Суждению присяжных, таким образом, подлежит не юридический вопрос о форме вины в смысле ст. ст. 24 – 27 УК, а вопрос факта – о соответствии или несоответствии совершенного деяния общепринятым нормам нравственности, о степени нравственного падения субъекта.

В связи с этим обоснованным представляется вывод том, что основанием уголовной ответственности по делам, рассматриваемым судом присяжных, в соответствии с нормами УПК РФ, является не состав преступления в духе ст. 8 УК, а вина не в психологическом ее понимании, а как социальная вредность, социальное зло содеянного, о чем свидетельствуют не только психологическое отношение деятеля к деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности, но вся совокупность иных субъективных (мотивы, цели, эмоции), а также объективных признаков (место, способ, обстановка, обстоятельства, орудия).

Другими словами, суд присяжных, решая вопрос о виновности или невиновности субъекта, должен оценить содеянное с точки зрения его соответствия (несоответствия) нравственным принципам.

Таким образом, нормы УПК, регламентирующие деятельность суда присяжных, основаны на оценочной концепции вины, которая представляется более отвечающей демократическому духу такого суда. Кроме того, Россия не может избежать установления уголовной ответственности юридических лиц, а суд присяжных с участием в его деятельности представителей малого и среднего бизнеса (людей среднего достатка) в связи с этим был бы одним из действенных инструментов противодействия преступной деятельности корпораций.

Формы вины

Вина является обязательным признаком, характеризующим субъективную сторону преступления. Она может проявляться в умышленной форме, в виде неосторожности.

Умысел, присущий вине должен иметь интеллектуальные признаки, характеризующие осознанность поступка, а также волю, означающую намерение лица достичь конкретных последствий. Волевое содержание присуще преступлением с материальным составом.

Форма прямого умысла свидетельствует об осознании правонарушителем общественной опасности деяния, предвидении или неизбежности наступления последствий и желании их наступления.

Форма косвенного умысла говорит об осознании общественной опасности деяния, предвидении опасного последствия, при отсутствии желания, но проявлении безразличности к возможности их наступления.

Неосторожность может проявиться в виде преступного легкомыслия или преступной небрежности.

Под легкомыслием следует понимать предвидение последствие, сопряженное с самонадеянностью на их избежание или предотвращение.

Вина как необходимый атрибут правонарушения и юридической ответственности

Взаимосвязь вины, правонарушения и юридической ответственности

Для формирования общетеоретической конструкции вины в юридической науке необходимо показать связь вины с правонарушением, субъектом правонарушения и юридической ответственностью, определить соотношение понятий «вина», «принцип вины», «виновность», разрешить вопрос о возможности привлечения к юридической ответственности без установления вины.

В теории права является общепризнанным, что правонарушение – это противоправное, виновное, наказуемое, общественно вредное деяние деликтоспособного лица, причиняющее вред интересам личности, общества, государства.

По признаку общественной опасности правонарушения делят на преступления и проступки. Большинство теоретиков выделяет гражданско-правовые, административные и дисциплинарные проступки. Но наряду с ними многие ученые выделяют и иные виды проступков. Так, по классификации Т. В. Кашаниной насчитывается восемь проступков (административные, дисциплинарные, материальные, гражданские, семейные, конституционные, финансовые, процессуальные). Если признавать, что каждой отрасли права соответствует свой вид правонарушения, то нужно выделять земельные, семейные, экологические, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и иные правонарушения. Однако это будет возможно лишь при очень высоком развитии права.

Состав правонарушения – это система признаков противоправного деяния, необходимая для его квалификации в качестве правонарушения. Состав правонарушения включает объект, объективную сторону, субъективную сторону, субъект, что признается не только в теории государства и права и уголовном праве, но и в других отраслевых юридических науках. Составы всех видов правонарушений предусматривают вину как основной элемент субъективной стороны состава правонарушения. Конституционный Суд РФ подчеркнул, что наличие состава правонарушения является необходимым основанием для всех видов юридической ответственности.

За совершение деяния, содержащего все признаки состава правонарушения, субъект несет юридическую ответственность. Юридическая ответственность означает негативную реакцию государства на совершенное правонарушение, нравственно-правовое осуждение, порицание государством правонарушителя. По справедливому мнению Т. Н. Радько, «юридическая ответственность – это особый вид государственного принуждения, состоящий в претерпевании субъектом права невыгодных последствий, предусмотренных санкцией нарушенной нормы, и осуществляемый в форме охранительного правоотношения».

Таким образом, виновно совершенное деяние является основанием субъективной юридической ответственности.

Виды ответственности различаются между собой по основаниям, по мерам взыскания, по порядку привлечения и кругу лиц, осуществляющих привлечение к юридической ответственности, по форме итогового правоприменительного акта.

Традиционно выделяют следующие виды юридической ответственности: уголовную, административную, гражданско-правовую, дисциплинарную, материальную; в последние годы в науке утвердилась точка зрения, что конституционно-правовую и муниципально-правовую ответственность следует считать самостоятельными видами юридической ответственности.

В юридической науке достаточно распространено мнение, что наличие особого вида юридической ответственности обязательно для признания отрасли права самостоятельной. Более того, ни одна отрасль права не может нормально функционировать без своего собственного вида юридической ответственности. Действительно, основным критерием разграничения системы юридической ответственности на виды являются особенности предмета и метода правового регулирования, что позволяет определить отраслевую принадлежность определенного вида юридической ответственности, взаимопроникновение и точки пересечения различных видов юридической ответственности. Но, по моему мнению, видов ответственности меньше, чем видов правонарушений, и тем более меньше, чем отраслей права. Можно предположить, что это результат более динамичного развития регулятивных отраслей права (экологическое, предпринимательское, земельное, информационное право и др.), по сравнению с охранительными (уголовное, административное и др.). Регулятивные отрасли права вынуждены приспосабливать имеющиеся охранительные нормы к своим нуждам, не успев пока выработать собственные. Но это дело времени.

В науке высказывают предложение классифицировать юридическую ответственность на частноправовую и публично-правовую. В основе такого деления может лежать функция, выполняемая юридической ответственностью (восстановительная или карательная). Но юридическая ответственность выполняет и другие функции (превентивную, воспитательную). Кроме того, любая ответственность выполняет одновременно несколько функций, нет в чистом виде карательной или восстановительной ответственности. Другие ученые в основу классификации кладут интерес, нарушение которого является основанием ответственности (частный или публичный). С этим основанием деления тоже нельзя согласиться, так как правоотношения, возникающие вследствие совершения любого правонарушения, являются публично-правовыми.

Таким образом, по моему мнению, можно говорить об особенностях юридической ответственности и вины как ее основания в частном праве и публичном праве, но не о частноправовой и публично-правовой ответственности как отдельных видах юридической ответственности.

Несмотря на то что виды юридической ответственности имеют свои особенности, в отношениях юридической ответственности существуют единые, общеправовые и межотраслевые понятия (например, противоправное деяние, вредные последствия, смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства). К числу таких понятий относится и вина. Так, уголовно-правовые определения понятий «необходимая оборона», «крайняя необходимость», «умысел», «неосторожность» восприняты административным правом и иными отраслями права.

Принцип ответственности за вину (принцип вины) является одним из основных принципов юридической ответственности. По мнению Конституционного Суда РФ, принципы презумпции невиновности и виновной ответственности означают наличие вины как необходимого элемента состава правонарушения и, следовательно, как основания привлечения к юридической ответственности.

Не следует смешивать понятия «вина» и «принцип вины». Принцип вины заключается в том, что юридическая ответственность устанавливается и применяется в отношении только тех индивидуальных и коллективных субъектов, в чьих деяниях установлена вина. Законодательно он закреплен в ст. 5 Уголовного кодекса РФ, в соответствии с которой лицо подлежит ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается.

Конституция РФ в ст. 49 закрепляет принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности.

3.2. Соотношение вины и виновности

В законодательстве, в теории государства и права и в отраслевых юридических науках используются и понятие «вина», и понятие «виновность», в связи с чем необходимо определить их соотношение. Приведу основные точки зрения, сложившиеся в науке по данному вопросу:

1. Понятия «вина» и «виновность» являются взаимозаменяемыми (П. С. Дагель, В. А. Белов). В текстах научных трудов соотношение вины и виновности не рассматривается, термин «виновность» употребляется в скобках после термина «вина».

2. Вина и виновность различны по объему.

В рамках данного подхода Т. Л. Сергеева различает вину и виновность, указывая, что термин «вина» обозначает только субъективное основание юридической ответственности, а «виновность» – общее основание ответственности (виновность включает и вину, и объективные обстоятельства). Мурадов Э. С. и Яни П. С. полагают, что виновность, помимо вины, включает оценку общественной опасности и противоправности деяния. Векленко С. В. в понятие «виновность» включает вину субъекта и процессуальное закрепление вины правоприменителем. Стрилец О. В. пишет, что виновность, в отличие от вины, подразумевает не только психическое отношение лица к совершаемому им деянию в соответствующих формах, не только негативную оценку обществом поведения лица, совершившего преступление, но и признание этого отношения достаточным для назначения наказания. В самом широком смысле виновность означает наличие состава правонарушения, а вина является лишь признаком его субъективной стороны.

3. Вина характеризует субъективную сторону правонарушения, а виновность – это принцип ответственности, в основе которого лежит установление вины, это не тождественные, но однородные понятия.

4. Вина – это элемент субъективной стороны, а виновность – состояние субъекта, вина которого доказана и установлена.

5. Виновность – качественное динамическое состояние вины конкретного субъекта применительно к конкретному деянию.

6. Виновность – это признак деяния (объективной стороны), вина – признак субъективной стороны. Виновность обозначает факт объективной действительности, характеризующий предусмотренное законом психическое отношение лица к совершаемому деянию и его последствиям и подлежащий доказыванию по делу.

7. Виновность – внеправовая категория, от термина «виновность» нужно вообще отказаться, используя только термин «вина».

Не отрицая права на существование вышеуказанных точек зрения, я полагаю, что нельзя смешивать виновность и причастность, нельзя виновность включать в объективную сторону состава правонарушения. Виновность, по моему мнению, – это доказанная и установленная правоприменительным актом вина. Можно дать следующее понятие виновности: виновность – это установленное вступившим в законную силу правоприменительным актом психическое отношение субъекта к совершаемому им деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности, которому дана отрицательная оценка со стороны государства.

Дискуссионным является вопрос о том, вправе ли присяжные при доказанности вины подсудимого с точки зрения права оправдать его. Он не был решен однозначно за все время функционирования суда присяжных в России, его решение упирается в проблему понимания вины и виновности в контексте вопросов, разрешаемых присяжными заседателями.

Статья 339 Уголовно-процессуального кодекса РФ предусматривает, что по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, присяжным ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

Если расценивать виновность как исключительно уголовно-правовую категорию, то ответ на вопрос о виновности предполагает определение конкретных формы и вида вины. Решение присяжных о невиновности подсудимого означало бы при таком подходе отсутствие состава преступления, в этом случае становится невозможной нуллификация (отмена) оправдательного приговора, основанного на вердикте присяжных. Между тем такие оправдательные приговоры часто отменяются при пересмотре.

Противоположной является концепция «виновности-наказания». Если оценка виновности со стороны государства основывается на том, как именно с точки зрения права в психическом отношении лица выразилось его отрицательное отношение к интересам личности, общества или государства, то в основу решения суда присяжных положены представления о добре и зле. Чтобы оценить поведение с точки зрения нравственности, не нужно обладать специальными познаниями. Виновность здесь означает убежденность присяжных в том, что деяние является безнравственным и поэтому субъект заслуживает наказания. Вина понимается как социальная вредность содеянного. Присяжные не обладают юридическими знаниями, не обсуждают вопрос о форме вины, а соотносят деяние с нормами морали, делают вывод о нравственном падении субъекта. Таким образом, специфика решения вопроса о виновности присяжными заседателями заключается в том, что вина и виновность расцениваются здесь в первую очередь не с позиций права, что еще раз подчеркивает социально-правовую сущность вины.

Юридическая ответственность без вины

Предметом дискуссии является возможность применения мер юридической ответственности к невиновному лицу. Существует точка зрения, что возможно привлечение к юридической ответственности без установления вины (например, в гражданском праве возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности), что связано с компенсаторной функцией ответственности.

В науке сложилось несколько подходов к юридической ответственности за объективно противоправное (содержащее формально признаки состава правонарушения, но совершенное без вины) деяние и к признанию принципа вины общеправовым:

1. Ответственность без вины невозможна, так как вина входит как основной элемент субъективной стороны в состав правонарушения, принцип вины является общеправовым

2. Основанием ответственности за вред в гражданском праве является риск, который берет на себя лицо. Следует различать меры юридической ответственности и защитные меры. Применение мер ответственности всегда основано на принципе вины

3. Безвиновная ответственность возникает за правонарушения с усеченным составом

4. Безвиновная ответственность возникает в предусмотренных законом случаях за объективно противоправное деяние. Для наступления ответственности достаточно доказать лишь событие правонарушения, причиненный вред и причастность лица. Ответственность без вины является одним из отраслевых принципов юридической ответственности (в гражданском, налоговом, конституционном праве)

Представляется, что отнесение ответственности без вины к числу принципов юридической ответственности – это попытка оправдать бессилие государства, так как оно, не справляясь с проблемами, возникающими в правовом регулировании, пытается решить их за счет имущественной сферы безвиновного субъекта. Вина, по моему мнению, является обязательным условием наступления любого вида юридической ответственности. Ответственность в гражданском праве также предполагает наличие вины лица в совершенном правонарушении. На таких позициях стоит и Конституционный Суд РФ: наличие вины – общий и непосредственный принцип юридической ответственности во всех отраслях права. Конституционный Суд подчеркивает общеправовое значение вины для установления и реализации юридической ответственности. Более подробно вопрос об учете вины как основания гражданско-правовой ответственности раскрыт в соответствующем параграфе.

Функции вины в праве

Исследовав связь вины с правонарушением и юридической ответственностью, соотнеся понятия «вина», «принцип вины», «виновность», можно выделить функции, выполняемые институтом вины в праве:

1. С идеологической точки зрения, вина является идеей, оправдывающей (легитимирующей) государственное принуждение в соответствующих случаях.

2. Вина является одним из основных элементов состава правонарушения, основанием и принципом юридической ответственности и наказания, препятствует недифференцированному привлечению к юридической ответственности любых субъектов, причинивших вред.

3. Вина является критерием индивидуализации наказания, придает карательной функции права справедливость и соразмерность, ставя силу карательного воздействия в зависимость от формы и степени вины.

В настоящее время, когда человеческая жизнь и свободы личности приобрели наивысшую ценность, институт вины работает на увеличение значимости личности, исключение произвольного привлечения к юридической ответственности, что невозможно без надлежащей оценки отношения лица к совершенному деянию.

Выводы

1. Вина является основным элементом субъективной стороны состава правонарушения. Деяние, содержащее все признаки состава правонарушения, является основанием субъективной юридической ответственности.

2. Принципы презумпции невиновности и виновной ответственности означают наличие вины как необходимого элемента состава правонарушения и основания привлечения к юридической ответственности. Привлечение к ответственности за объективно противоправное деяние недопустимо.

3. Виновность – это установленное вступившим в законную силу правоприменительным актом психическое отношение субъекта к совершаемому им деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности, которому дана отрицательная оценка со стороны государства. Специфика решения вопроса о виновности присяжными заседателями заключается в том, что вина и виновность расцениваются ими в первую очередь не с позиций права.

Невиновное причинение вреда

Невиновное причинение вреда в современной науке получило название случая или казуса. При наличии невиновности отмечается наличие преступного деяния, возникновение последствий, имеющих общественную опасность, причинной связи между этими признаками, но невиновность причинения вреда исключает уголовную ответственность лица, совершившего деяние.

Причинение вреда без вины характеризуется отсутствием субъективной стороны действий, что означает невозможность установления ни умысла, ни неосторожности правонарушителя.

Казусы определены ст. 28 УК. Определение случая свидетельствует о том, что лицо, которое совершило деяние, не имело возможности осознавать общественной опасности, а также предвидеть наступление последствий, имеющих общественную опасность. При этом такое лицо не могло, и не должно было предвидеть их.

Во второй части вышеуказанной статьи устанавливается разновидность такого деяния. Невиновное причинение вреда может иметь место и в тех случаях, когда лицо имело возможность предвидеть последствия, но не могло оказать влияние на их предотвращение, что обосновано его психофизическими качествами, нервно-психической перегрузкой, наличием экстремальных условий.

Иметь место невиновное причинение вреда будет в тех случаях, когда лицо теряет контроль над собой ввиду нервного истощения, физической перегрузки, при наличии экстремальной ситуации.

Причинение вреда по небрежности

Небрежность, как вид неосторожной формы вины, может характеризоваться отрицательными или положительными признаками.

К отрицательному признаку относится непредвидение лицом тех последствий, которые наступили вследствие действий, противоправность которых нарушителем не осознавалась. Речь идет о событиях, при которых лицо понимало, что нарушает предусмотренные законом правило, но не рассчитывало на наступление последствий, а также о тех случаях, когда лицо не осознавало факта нарушения правил, или же, не имело волевого контроля по собственной вине.

Положительными признаком выступает возможность и обязанность проявления внимательности, предусмотрительности, предвидения наступления последствий, имеющих общественную опасность. Данный интеллектуальный момент придает небрежности признаки уголовной наказуемости.

Небрежность, являющаяся видом вины по неосторожности, имеет определенные сходства с легкомыслием, что выражается в наличии возможности предвидеть последствия, которые, по ряду причин не были предвидены лицом.

Неосторожность и ее виды

В условиях быстрого научно-технического прогресса и возникающей в связи с этим проблемой социальной адаптации человека предъявляются все более повышенные требования к поведению людей, их дисциплине и организованности. Всякое нарушение дисциплины, ответственности, должной осмотрительности и внимательности при выполнении тех или иных действий, связанных с применением техники, особенно при использовании источников повышенной опасности, чревато серьезными отрицательными последствиями. Значительно повышается ответственность за неосторожное посягательство на окружающую среду.

Проблема ответственности за неосторожную вину в уголовном праве будет приобретать все большее теоретическое и практическое значение.

Согласно Рекомендациям 12-го Конгресса Международной ассоциации по уголовному праву (Гамбург, 1979 г.) «при решении вопроса о том, должно ли быть неосторожное преступление криминализированно или декриминализированно, необходимо принимать в расчет все аспекты того влияния, которое подобное решение окажет на экологические, социальные и другие «факторы в конкретном контексте социального развития» (п. 3 «а»). В качестве «нарушения уголовного закона» должны рассматриваться «случаи грубой небрежности, которая с социальной точки зрения причиняет вред социальным и индивидуальным ценностям и благосостоянию» (п. 3 «б»). Уголовная ответственность за неосторожные преступления должна наступать в соответствии с принципом виновности за действия, повлекшие серьезное причинение вреда, который лицо предвидело или могло предвидеть, а также в случаях, когда законом учитывается степень опасности соответствующих нарушений правил безопасности» (п. 4 «а»).

В случае совершения преступлений по неосторожности социальная сущность вины выражается в том, что лицо проявляет легкомыслие, невнимательное, небрежное отношение к соблюдению тех требований, которые предъявляются к его поведению, вследствие чего наступают или могут наступить общественно опасные последствия.

Определение неосторожной вины в российском уголовном праве основывается на таком признаке, как отношение лица к наступившим общественно опасным последствиям его действий или бездействия.

Деяния, совершенные по неосторожности, наказуемы в случае, если они повлекли или могли повлечь предусмотренные в законе общественно опасные последствия. Законодатель, формулируя уголовную ответственность за неосторожное преступление, учитывает, согласно указанным Рекомендациям, не только «серьезность» (тяжесть) вреда, причиненного в результате нарушения «стандартов неосторожности», но и «степень опасности такого рода нарушений закона». Последнее дало основание некоторым ученым утверждать, что ряд преступлений, связанных с нарушением специальных правил безопасности (ч. 1 ст. 215, ч. 1ст 217, ч. 1 ст. 247 УК РФ) или ненадлежащим исполнением лицом возложенных на него обязанностей (ч. 2 ст. 225 УК РФ), т.е. преступлений с формальным составом, могут быть совершены по неосторожности. В таких случаях определяющее значение содержания вины принадлежит психическому отношению к самому общественно опасному действию (бездействию)1. Небрежность, по мнению А.И. Рарога, «является единственным видом неосторожной вины, возможным в формальных составах преступлений».

2. Виды неосторожности. Различаются, как отмечалось, два вида неосторожности: преступное легкомыслие и преступная небрежность (ст. 26 УК РФ).

Виды неосторожности по своему социально-психологическому содержанию имеют много общего. В обоих случаях речь идет о проявлении лицом невнимательности, неосмотрительности, несоблюдении возложенных на него обязанностей, нарушении им правил предосторожности. Здесь нет той преднамеренности действий, которая характерна для умышленной вины и с которой связано сознание общественной опасности совершаемых действий (бездействия). Однако у лица имеются как объективные, так и субъективные предпосылки к тому, чтобы при надлежащей осмотрительности и внимательности к выполнению своих обязанностей и своего долга оно могло осознавать общественную опасность своего действия или бездействия.

Несмотря на определенное сходство, преступное легкомыслие и преступная небрежность имеют существенные различия.

Деяние признается совершенным в результате легкомыслия, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26 УК РФ).

Следовательно, специфика преступного легкомыслия как неосторожной формы вины заключается в том, что в этом случае лицо хотя и сознает, что, действуя таким образом, оно может причинить общественно опасные последствия, но рассчитывает с помощью конкретных обстоятельств эти последствия предотвратить. Однако расчет оказывается легкомысленным, общественно опасные последствия все же наступают.

Для преступного легкомыслия характерны два признака: а) предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), б) расчет предотвратить наступление этих последствий.

Первый признак (интеллектуальный) сближает легкомыслие с умышленной виной, в частности, с косвенным умыслом. Однако если рассматривать предвидение с точки зрения его предметного содержания, то оно при легкомыслии, несомненно, отличается от предвидения при косвенном умысле. При легкомыслии предвидение по общему правилу носит менее определенный (опредмеченный) характер, что и обусловливает легкомысленный расчет, т.е. ошибочную оценку обстоятельств, способных, по мнению лица, предотвратить наступление последствий в системе тех связей и отношений, с которыми связано их наступление. Если бы предвидение было более определенным и предметным, то лицо смогло бы правильно определить развитие событий, в частности, правильно оценить значение тех обстоятельств, с которыми связана надежда на предотвращение последствий.

Основное различие между косвенным умыслом и легкомыслием заключается в их волевом содержании. Особенностью деяний, совершаемых с косвенным умыслом и при легкомыслии, является то, что в этих случаях общественно опасное последствие выступает не как цель, а как побочный результат преступной деятельности.

Но для того чтобы сказать, было ли наступление этих последствий результатом легкомыслия или умысла, надо определить, какое место это обстоятельство занимало в поведении лица. В этом отношении между косвенным умыслом и легкомыслием имеется существенное различие. Если в преступлениях, совершаемых с косвенным умыслом, лицо решается осуществить цель, несмотря на то, что могут наступить общественно опасные последствия, то при легкомыслии решимость лица совершить действия для реализации поставленной цели связывается с надеждой предотвратить наступление общественно опасных последствий, которая выступает как дополнительный мотив в укреплении этой решимости, иными словами, лицо не желает наступления общественно опасных последствий, рассчитывая их предотвратить.

Обязательным признаком легкомыслия является легкомысленный расчет на предотвращение общественно опасных последствий.

Обстоятельства, с которыми лицо связывает представление о ненаступлении общественно опасных последствий при легкомыслии, по своему характеру могут быть различными: его собственные действия или действия других лиц, естественные силы природы, техническое состояние транспортного средства и т.д. Весьма важно, чтобы эти обстоятельства были конкретными, предметными, способными, по мнению лица, предотвратить наступление общественно опасных последствий.

Если лицо рассчитывало не на конкретные обстоятельства, которые могли предотвратить наступление последствий, а на «авось», то имеет место косвенный умысел по признаку «безразличного отношения» к ним.

Согласно ч. 3 ст. 26 УК РФ преступная небрежность как форма вины характеризуется тем, что в этом случае лицо не предвидело, что вследствие его действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия, хотя должно было и могло их предвидеть.

Специфика небрежности, отличающая ее от других форм вины, заключается в том, что в этом случае лицо не предвидит, что вследствие совершаемых им действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия.

Непредвидение общественно опасных последствий – обязательный признак преступной небрежности.

При преступной небрежности действия (бездействие) лица не направлены непосредственно на причинение вреда объекту, охраняемому уголовным законом. Чаще всего лицо сознает фактическую сторону совершаемых действий, например то, что оно нарушает правила предосторожности, не сознавая, что эти действия (бездействие) могут вызвать общественно опасные последствия. В таких случаях лицо может и не осознавать, что его действия связаны с нарушением какихлибо правил предосторожности. Это может произойти в силу разных причин: невнимательности, рассеянности, недисциплинированности, усталости и т.п. Однако это не означает, что общественно опасное деяние, совершенное в результате небрежности, не является волевым актом.

При небрежности лицо также имеет возможность избрать разное поведение, т.е. совершить какое-то действие или воздержаться от его совершения, с тем чтобы избежать наступления общественно опасных последствий. Иначе говоря, и в этом случае лицо имеет возможность осознать общественно опасный характер своих действий. Такая возможность обусловливается прежде всего лежащей на лице обязанности, которая выступает как мотив должного поведения.

Социальная сущность преступно-небрежного поведения заключается в том, что это поведение всегда связано с нарушением лицом обязанности быть осмотрительным, осторожным. Социальный смысл преступно-небрежного поведения как волевого акта раскрывается формулой закона: «Лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия». Термин «должно» подчеркивает характер совершаемых при преступной небрежности действий, а именно то, что эти действия связаны с нарушением лежащих на лице обязанностей.

Обязанность предвидения наступления общественно опасных последствий – важнейший признак преступной небрежности.

Обязанность не является абстрактной категорией: обязанность лица совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения определяется конкретными обстоятельствами, которые делают эту обязанность реальной.

Обязанность лица совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения может возникнуть в силу разных обстоятельств: в силу закона (например, обязанность оказать помощь больному или лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии (ст. 124, 125 УК РФ); вследствие договора (например, обязанность, связанная со служебной деятельностью должностного лица (ст. 293 УК РФ); вследствие ранее совершенных действий (ст. 125 УК РФ) и др. При определении ответственности за неосторожную вину в каждом конкретном случае необходимо установить, какая обязанность была нарушена лицом и в чем это нарушение выразилось. Если будет установлено, что совершение того или иного действия не входило в круг обязанностей лица, то наступившие в результате этого общественно опасные последствия не могут быть вменены ему в вину.

Обязанность предвидения общественно опасных последствий не исчерпывает содержания небрежности. Обязанность – категория объективная, и следовательно, уголовное право не может строить определение небрежности как формы вины только на этом признаке.

Для констатации преступной небрежности необходимо установить, что лицо не только должно было, но и могло в данной ситуации предвидеть наступление общественно опасных последствий своих действий.

Другими словами, при решении вопроса о наличии в поведении лица преступной небрежности необходимо установить его индивидуальные особенности, в частности, его возможности в данной конкретной ситуации предвидеть общественно опасные последствия своих действий. В российском уголовном праве является общепризнанным, что при решении этого вопроса надлежит руководствоваться не средней мерой (объективный критерий: мог ли предвидеть эти последствия любой средний человек), а индивидуальными возможностями лица, т.е. субъективным критерием. Иначе говоря, уголовная ответственность за преступные последствия, наступившие вследствие небрежности, может иметь место лишь тогда, когда лицо в данной конкретной обстановке могло предвидеть общественно опасные последствия своих действий, а следовательно, имело реальную возможность их не допустить. Судебная практика знает немало случаев, когда отсутствие возможности предвидения исключало неосторожную вину и уголовную ответственность. Данное обстоятельство имеет важное значение для отграничения неосторожной вины от невиновного (случайного) причинения вреда (ст. 28 УК РФ).

3. Невиновное причинение вреда. Казус (случай) характеризуется тем, что лицо, совершившее деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть (ч. 1 ст. 28 УК РФ).

Наступившие последствия при таком поведении хотя и находятся в причинной связи с действиями лица, но не подлежат вменению ему вследствие отсутствия вины. Причиненный при данных обстоятельствах вред является случайным.

В ч. 2 ст. 28 УК РФ предусматривается особая разновидность случая: «Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психологическим перегрузкам». Выделение указанного вида случая дает возможность отграничить легкомыслие от невиновного причинения вреда.

Умысел и его виды

1. Понятие и содержание прямого и косвенного умысла. Умысел – наиболее распространенная форма вины по российскому уголовному праву. Более 80% всех преступлений, предусмотренных уголовным законодательством России, – это преступления, уголовная ответственность за которые обусловлена требованием умышленной вины.

В то же время доля зарегистрированных умышленных преступлений приближается к 80–85%1.

Определение умысла дается в ст. 25 УК РФ. Уголовный закон предусматривает два вида умысла: умысел прямой и умысел косвенный.

В соответствии с ч. 2 ст. 25 УК РФ прямой умысел предполагает осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия), предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий и желание их наступления.

При косвенном умысле (ч. 3 ст. 25 УК РФ) лицо сознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично.

Для обоих видов умысла существенными являются следующие общие признаки: а) осознание общественной опасности своего действия (бездействия); б) предвидение наступления его общественно опасных последствий (в виде возможности или неизбежности).

Основным признаком, характеризующим умышленную вину в обеих ее формах, является осознание лицом общественной опасности совершаемого действия (бездействия). Иначе говоря, определяющим свойством умышленной вины является то, что лицо осознает, что совершает действия (бездействие), опасные для общественных отношений и предусмотренные в законе в качестве преступления. Общественная опасность – основное свойство преступления. Она определяется совокупностью всех внешних признаков, характеризующих состав того или иного преступления. Поэтому непременным условием сознания лицом общественной опасности совершенного им деяния является сознание им фактических обстоятельств, в связи с которыми устанавливается уголовная ответственность. Любые обстоятельства, в том числе и те, с наличием которых уголовный закон связывает усиление уголовной ответственности, могут быть вменены в умышленную вину, если они осознавались лицом в момент совершения им деяния.

При умышленной вине лицо осознает как фактическую сторону, так и социальный смысл содеянного. Действия человека совершаются в системе определенных отношений. Посредством их человек выражает свое отношение к окружающему миру, другим людям, обществу, законам и правилам человеческого общежития. Поэтому первостепенное значение в оценке поведения человека приобретает то, насколько это поведение согласуется с правовыми и нравственными установлениями. Применительно к характеристике умышленной вины в уголовном праве это означает, что при умышленной вине лицо осознает не только фактическую сторону, но и социальный смысл содеянного, его отрицательную морально-этическую оценку со стороны общества, государства. Сознание социального смысла своих действий, их общественной опасности является именно тем признаком, который выражает социальную сущность умышленной вины.

Осознание общественной опасности совершаемых действий не исчерпывает содержание умысла. Обязательным признаком умышленной вины является предвидение лицом наступления общественно опасных последствий, когда они предусмотрены законом и могут наступить вследствие его действий или бездействия. Предвидение последствий своего деяния необязательно, если закон не предусматривает последствия в качестве обязательного признака состава преступления.

Предвидение последствий своих действий (бездействия) невозможно без осознания тех причинно-следственных связей, которые делают наступление последствий необходимыми, обоснованными, иначе говоря, без осознания того, что последствия с необходимостью вытекают из совершенных действий.

Предвидение последствий совершаемых действий может носить различный характер. Но предвидение может быть и менее четким.

Лицо может предвидеть возможность (вероятность) или неизбежность наступления последствий. В значительной мере это зависит от того, насколько конкретные обстоятельства, при которых были совершены действия (бездействие), осознавались лицом, насколько они принимались в расчет при первоначальном решении совершить общественно опасное деяние. В немалой степени это зависит от индивидуальных свойств и особенностей личности, ее психических возможностей, эмоционального состояния и т.п.

Характер предвидения общественно опасных последствий, несомненно, оказывает большое влияние на волевое содержание преступления и, следовательно, на форму вины. При косвенном умысле предвидение носит менее конкретный характер, в этом случае лицо предвидит лишь возможность наступления общественно опасных последствий. Если лицо предвидит неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) и при этом совершает данные действия, то в этом случае речь может идти лишь о прямом умысле.

Различие между прямым и косвенным умыслом заключается главным образом в волевом содержании совершаемых действий. При прямом умысле лицо желает, чтобы в результате совершаемых им действий наступили предвидимые им общественно опасные последствия. Иначе говоря, при прямом умысле общественно опасные последствия входят в цель действия. При косвенном умысле лицо не желало, но допускает, что в результате его действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия. В этом случае общественно опасные последствия выступают не как цель, а как побочный результат преступной деятельности. Лицо как бы соглашается с наступлением общественно опасных последствий. Зная о том, что его действия могут повлечь общественно опасные последствия, лицо тем не менее решается на совершение преступления.

Законодатель не совсем точен, когда утверждает, что при косвенном умысле виновный «не желает, но сознательно допускает» наступление общественно опасных последствий своих действий. Если лицо «сознательно допускает» наступление этих последствий, стремление достичь желательных для него других (побочных) последствий, волевой элемент косвенного умысла было бы целесообразно выразить в уголовном законе в формуле: «сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично». Если «допущение» означает разрешение (согласие) на общественно опасные последствия, т.е. выраженное в слабой степени желание, чтобы они наступили, то «безразличие есть безучастное отношение к тому, чтобы они наступили». В обоих случаях отсутствует желание (расчет) на предотвращение общественно опасных последствий в отличие от преступлений, совершаемых по легкомыслию.

В уголовном законодательстве России определение умысла дано применительно к материальным составам преступлений. В связи с этим в уголовно-правовой теории и судебной практике нередко возникает вопрос о возможности деления умысла на прямой и косвенный применительно к так называемым формальным составам преступлений.

На наш взгляд, формулировку закона, данную к материальным составам преступлений, нельзя механически переносить на преступления с формальным составом. В случае совершения преступления с формальным составом факт сознания лицом того, что оно совершает общественно опасное деяние, предполагает и желание его совершения. Совершаемое лицом действие всегда для него желательно, если только оно не совершено под влиянием непреодолимой силы или физического принуждения либо других обстоятельств, которые исключают свободу волеизъявления.

2. С учетом волевого отношения лица к общественно опасным последствиям своего действия в теории уголовного права и судебной практике различают и другие виды умысла. Так, в уголовно-правовой теории и судебной практике принято делить умысел по таким признакам, как время его формирования, характер предвидения и направленность воли.

В зависимости от времени формирования различают заранее обдуманный и внезапно возникший умысел.

Заранее обдуманный умысел характеризуется тем, что в этом случае имеется разрыв во времени между возникшим намерением совершить преступление и его осуществлением. При заранее обдуманном умысле лицо предварительно взвешивает все «за» и «против», учитывает наиболее существенные моменты, связанные с совершением преступления. Следовательно, в этом случае сознание общественной опасности деяния и предвидение его последствий по общему правилу является более четким, а лицо, совершившее преступление, более опасным.

Такой умысел чаще всего характерен для лиц, имеющих стойкую антиобщественную жизненную позицию (установку).

При внезапно возникшем умысле намерение совершить преступление возникает непосредственно под влиянием сложившейся ситуации и немедленно приводится в исполнение. В некоторых случаях этот вид умысла возникает под влиянием аффекта, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего. Такой вид внезапно возникшего умысла принято именовать аффектированным умыслом.

Аффектированный умысел возникает в состоянии аффекта, на его базе, а значит, и внезапно, как и само это состояние, и должен быть реализован незамедлительно – не обязательно «немедленно» или «сейчас же», но еще в состоянии аффекта, до его окончания. Таким образом, состояние аффекта должно сопровождать как формирование, так и реализацию преступного умысла.

В зависимости от характера предвидения и направленности воли умысел принято делить на определенный и неопределенный.

При определенном умысле лицо предвидит конкретно определенный преступный результат, и воля его направлена на достижение именно такого результата. Например, виновный, решая лишить жизни потерпевшего, причиняет ему выстрелом из огнестрельного оружия смертельное ранение. При этом, если лицо желает наступления какого-то одного преступного результата, умысел именуют простым. Если лицо желает наступления одного из нескольких предвиденных последствий, умысел называют альтернативным.

При неопределенном умысле лицо, совершая общественно опасное деяние, точно не предвидит и не определяет, какой результат наступит вследствие совершенных им действий. Например, виновный, желая причинить вред здоровью потерпевшего, бросает в него камень. В этом случае лицо подлежит ответственности за те последствия, которые фактически наступили. Если последствия не наступили, то ответственность наступает за покушение на преступление сопряженное с причинением менее тяжкого вреда.

Преступления, совершаемые с двумя формами вины

Содержание преступления по своему внешнему проявлению может состоять как из одного, так и из нескольких действий и влечь различные по своему характеру и тяжести последствия. Неодинаковым может быть отношение лица к совершенным действиям и различным их последствиям. Иначе говоря, могут быть такие случаи, когда психическое отношение к действиям (бездействию) и наступившим общественно опасным последствиям будет неодинаковым. Возможны и такие случаи, когда виновное отношение лица к наступившим вследствие его действий неодинаковым по своей тяжести последствиям может быть выражено в разной форме. На этом различии психического отношения к наступившим последствиям и строится определение двойной формы вины.

В теории уголовного права определение двойной формы вины иногда дается в зависимости от различного психического отношения как к совершенным действиям, так и к наступившим последствиям.

В качестве примера такой двойной формы вины приводятся преступления, совершенные на транспорте (ст. 263, 267 УК РФ и др.).

Действительно, в этих случаях психическое содержание осложняется неодинаковым отношением виновного к совершенным им действиям и наступившим общественно опасным последствиям. К примеру, лицо может заведомо нарушить правила безопасности движения (скажем, превысить скорость) и в то же время неосторожно относиться к наступившим общественно опасным последствиям. Подобная форма психического отношения может быть во всех преступлениях, в которых цель действия не совпадает с наступившими последствиями.

Когда закон обусловливает ответственность за совершенное деяние наступлением общественно опасных последствий, то в качестве критерия вины он берет психическое отношение лица к этим последствиям.

Разумеется, при оценке совершенного преступления, определении вины и ее степени необходимо учитывать субъективное отношение лица и к действиям, и к наступившим последствиям. Но юридическая природа содеянного в таком случае и его общественная опасность зависят от отношения лица к наступившим в результате его действия (бездействия) общественно опасным последствиям. Именно такой подход к определению вины и совершенному на ее основе деянию является характерным для уголовного законодательства и судебной практики в России.

Однако в ряде случаев законодатель при определении ответственности за совершение преступления учитывает не одно, а несколько последствий, психическое отношение к наступлению которых может быть неодинаковым. К этим случаям и применимо понятие преступления, совершаемого с двойной формой вины.

Согласно ст. 27 УК РФ, «если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в том случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных на то оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий.

В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Наиболее ярким примером в этом отношении является преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). В этих случаях психическое отношение лица к последствиям разного порядка может быть неодинаково. Виновный, умышленно причиняя потерпевшему тяжкий вред здоровью, неосторожно относится к наступлению другого последствия своих действий – смерти потерпевшего.

Установление таких преступлений, несомненно, имеет практическое значение, так как в каждом конкретном случае дает возможность отграничить указанные деяния от иных преступлений. Именно с учетом характера субъективной стороны проводится отграничение умышленного тяжкого причинения вреда здоровью, повлекшего смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ), от убийства (ст. 105 УК РФ). Если умысел лица был направлен не только на причинение тяжкого вреда здоровью, но и на лишение жизни, то содеянное должно квалифицироваться как убийство. Если же лицо не имело умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, а психическое отношение к факту наступления смерти характеризуется неосторожной виной, то содеянное надлежит квалифицировать как неосторожное причинение смерти.

Источники

  • https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/vina_i_vinovnost_v_protivopravnom_deyanii/
  • https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%BD%D0%B0_(%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE)
  • https://advokat-malov.ru/obshhie-polozheniya-uk-rf1/princip-viny.html
  • https://WiseLawyer.ru/poleznoe/51240-ponyatiya-vina-vinovnost-normakh
  • https://iknigi.net/avtor-ekaterina-yurchak/177098-teoriya-viny-v-prave-monografiya-ekaterina-yurchak/read/page-3.html
  • https://be5.biz/pravo/u008/11.html

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юридическая консультация в Москве, статьи по праву и судам
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: