Разумность как принцип гражданского права – применение разумности

Общее определение понятия «разумность»

Прежде, чем установить содержание и определить место категории «разумность» в гражданском правоведении, необходимо уяснить смысл соответствующего данной категории термина и обратиться к общей характеристике понятия «разумность», ибо, как справедливо отмечает Г. С. Остроумов, неверное понимание философского значения правовых категорий способно нанести большой ущерб правовым взглядам1.

Согласно толковому словарю В. И. Даля, существительное «разумность» является производным от прилагательного «разумный» и означает присущее последнему качество, свойство. Слово же «разумный» толкуется следующим образом: одаренный разумом, «рассудительный, толковый, здравомыслящий»; «вообще к разуму относящийся, принадлежащий, умственный»2.

С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова также делают указание на производный характер «разумности», но прилагательное «разумный» толкуется ими несколько иначе. Ученые дают три его значения: 1. обладающий разумом; 2. толковый, рассудительный; 3. логичный, основанный на разуме, целесообразный.

Итак, слово «разумность» образуется от прилагательного «разумный». Заметим, общим в обоих приведенных толкованиях является то, что «разумный» – это тот, кто обладает разумом. В таком понимании данное слово характеризует некоего субъекта. Но в отличие от объяснения В. И. Даля, С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова выделяют и такое – ретье – значение слова «разумный», которое относится уже не столько к самому субъекту, сколько к его действиям.

Продолжая этимологический анализ, отметим, что в историко-этимологическом словаре современного русского языка П. Я. Черных термин разумность отсутствует. Вместе с тем, очевидна группа одноко-ренных разумности слов, предельно общим из которых является «ум». Обращаясь к словарной статье, посвященной данному слову, мы находим следующее объяснение: «Ум – «способность человека познавать, мыслить», «высокое развитие интеллекта». Прилагательное – умный, умная, умное, умственный, умственная, умственное; существительное – разум. В древнерусском (с XI в.) и старославянском языках – «умъ – «ум», «душа», «мысль», «понимание», разумъ – «рассудительность», «разумение», «способность мыслить»;., умъный – «духовный», «умственный)), «мысленный», разумъный – «одаренный разумом», «познающий»…»4. Учитывая последовательность изложения слов в статье («ум», «умный», «разум») и приводимые объяснения («ум» и «разум»), следует сделать вывод: слово «разумный» образовано опосредованно, от прилагательного «умный», а в конечном счете, от существительного «ум», при помощи приставки раз-, одним из выражений которой в сочетании с глаголами и прилагательными является значение распространения, полноты проявления признака5. Иными словами, «разумный» – в полной мере обладающий умом.

Такова этимология термина «разумность». Что касается определения содержания данного понятия, представляется необходимым рассмотреть такие категории, как «ум», «разум». Именно от них, как мы выяснили, берет свое начало рассматриваемый нами термин.

Рассуждения о «разумном» можно встретить уже в античных мифах, которые, как известно, были не просто поэтическими произведениями: они отражали мировоззрение древних греков, по мере исторического и культурного развития естественно претерпевавшее изменения. Центральное место в мифах отводилось учению о происхождении мира. При этом, как отмечает А. В. Семушкин, можно выделить следующие основные модели такого учения: генезисную и демиургическую6.

Первая из них восходит к наиболее известному, в различных своих интерпретациях, древнегреческому первомифу, «в котором развитие мира осуществляется с помощью антропоморфно-полового механизма регенерации поколений». Основными персонажами здесь выступают боги, олицетворяющие Небо и Землю, Космос и Хаос (Зевс, Гера и др.)- Они противопоставляются друг другу как «обитель света и разумного порядка» и «стихия темного иррационального начала».

Разумность как законодательное требование

В русском языке термин «требование» образуется от соответствующего глагола «требовать», который в свою очередь имеет следующие значения: просить в категорической форме; ожидать проявления каких-либо свойств, действий; «искать настоятельно, повелительно, как должное»; настойчиво добиваться чего-либо, строго, в категорической форме просить о чем-либо, «не допуская отказа». Отсюда требование – категорическая, повелительная просьба, не допускающая отказа.

Поскольку проявление свойств или совершение действия ожидаются категорически, т. е. императивно, можно сделать вывод, что в правоведении требование является юридическим (позитивным) обязыванием.

В праве позитивные обязывания выражаются в возложении па лиц юридических обязанностей активного содержания, т. е. в обязанностях тех или иных лиц «построить свое активное поведение так, как это предусмотрено в юридических нормах». Так же, как и обязывания, требование может быть удовлетворено только посредством совершения действия. При этом последнее может либо само по себе составлять содержание требования (когда требуется совершить определенное действие), либо выступать в качестве средства проявления какого-либо свойства (когда содержание требования составляет проявление такого свойства).

Вместе с тем, действие, как известно, может быть не только активным (положительным), но и пассивным (отрицательным). И если суть требования может составлять не только положительное действие, но и воздержание от его совершения, т.е. бездействие, то для позитивного обязывания характерно возложение обязанностей именно активного содержания.

Обязанность пассивного содержания возлагается на субъектов права посредством другого, самостоятельного, средства правового регулирования – юридических запретов”, «Для юридических запретов характерен обращенный к ним, точнее, к их носителям, момент требования (курсив наш – Ю. В.). Если существует юридический запрет, то всегда есть лица, которые вправе потребовать его соблюдения. Такой же момент требования свойственен и юридическим обязанностям на позитивное поведение» .

Таким образом, момент требования является общим для позитивных обязываний и юридических запретов, с той разницей, что в одном случае (обязывания) на лицо возлагается обязанность активного содержания, в другом (запреты) – пассивного; и первые, и вторые по сути являются юридической обязанностью- Сказанное позволяет сделать вывод, что «требование» представляет собой некий симбиоз двух указанных средств правового регулирования135. Того же мнения придерживается Ю. Г- Ткаченко: ученый противопоставляет требование отличному от позитивных обязываний и запретов средству правового регулирования -дозволению.

И требование, и соответствующая ему обязанность имеют одно (одинаковое) содержание: «что» требуется – «что» обязан (совершить определенное действие или воздержаться от его совершения); и первое, и второе адресованы некоему общему субъекту (субъектам): от кого требуется, тот и обязан. Однако отождествление понятий «требование» и «обязанность» недопустимо. Отличие указанных категорий заключается в том, что требование исходит от кого-то (чего-то), а обязанность возлагается на кого-то. Кроме того, «требование, направляемое государством субъекту, формулируется в нормах права как обязанность (курсив наш -ГО. В-)»137а иными словами, обязанность – это не само требование, а форма его выражения.

Принцип разумности в гражданском процессе

Определение принципа разумности, как таковое, в гражданском процессуальном законодательстве не содержится. В общем виде принцип разумности в ГПК РФ закреплен в ч.1 ст. 107, согласно которой: «.. .В случаях, если сроки не установлены федеральным законом, они назначаются судом. Судом сроки должны устанавливаться с учетом принципа разумности».

Руководствоваться принципом разумности в соответствии с нормами ГПК РФ судья должен также, определяя размер компенсации за фактическую потерю времени (ст. 99 ГПК РФ), расходы на оплату услуг представителя (ч.1 ст. 100 ГПК РФ) и в других случаях (ч.1 ст. 136, ч. 3 ст. 282 и др. ГПК РФ; п. 2 ст. 6, п. 3 ст. 602, ст. 662, ст. 1101 ГК РФ и др.).

Полагаем, что логичным началом исследования принципа разумности в гражданском процессе, будет установление содержания понятия «разумный срок», основанного на положении ч.1 ст. 107 ГПК РФ, согласно которому под категорию разумности в гражданском судопроизводстве должны подпадать все процессуальные сроки, устанавливаемые судом (судьей). Например, сроки, для устранения недостатков искового заявления или кассационной жалобы при оставлении их без движения или для представления дополнительных доказательств; для совершения ответчиком определенного действия; при объявлении срока, когда лица, участвующие в деле, и их представители могут ознакомиться с мотивированным решением, когда суд оглашает резолютивную часть решения; сроки, определяемые судом, при отсрочке или рассрочке исполнения решения и т.д. С использованием критерия разумности могут устанавливаться сроки и для суда (судьи), так называемые служебные сроки1. Соответствовать принципу разумности должен и весь срок разбирательства гражданских дел, о чем гласит ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также п.1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией 5 мая 1998 г.1, согласно которой: «Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона…».

Немаловажно, что в соответствии с данным положением, российские граждане, которые считают свое право на рассмотрение гражданского дела без неоправданной задержки нарушенным действиями государственных органов, получили возможность обратиться за защитой в Европейский Суд. При этом до подобного обращения должны быть исчерпаны все внутренние средства защиты, в государстве под чьей юрисдикцией находится заявитель.

В имеющихся в настоящее время научных публикациях, в которых затрагивается проблема разумности, наиболее часто рассматривается именно требование разумного срока. При раскрытии содержания данного понятия ученые используют такие формулировки как необходимый, реальный, целесообразный и др.

Так, например, Л.В. Соцуро отмечает что: «разумным сроком является такой срок, который необходим для выполнения…»2 определенных действий. В работе З.И. Цыбуленко указывается, что «разумный срок – это объективно необходимый и возможный для исполнения…срок»”. По мнению М.Н. Полстьяновой, «разумным сроком следует признавать определяемый человеком на основе логического творческого обобщения целесообразный в сложившейся ситуации промежуток времени…»4. Разумный срок – это реальный срок, – замечает М.Ю.Челышев. В зависимости от той или иной ситуации его продолжительность может быть различной1.

В.И. Емельянов, указывает на то, что если в законе говорится о разумном сроке, не имеется в виду, что он обладает разумом. Под разумным сроком следует понимать «время, необходимое разумному человеку (т.е. человеку, обладающему нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта -«обычному гражданину», «человеку из автобуса») для осуществления действия -осуществления права или исполнения обязанности, в конкретном случае. Разумными являются действия, которые совершило бы в данной ситуации большинство людей. А эти действия в основной массе стремятся к средней величине»2.

Считаем, что указанный автор прав в том, что разумность связана с некой категорией «средний», отождествляемой им с понятием «разумный человек». Однако определение разумного срока через понятие разумного человека, по верному замечанию Ю.В. Виниченко, противоречит элементарным правилам логики, во избежание чего, ученому следовало бы иначе сформулировать его дефиницию.

Как применяется разумность?

«Сейчас законодательный процесс очень сложный, и законодателю не всегда интересно подробно расписывать все термины. Развитие права происходит в основном в судах, это общемировая практика, и надо относиться к ней нормально. Поэтому на судах и лежит ответственность. Они должны осознавать это и быть открытыми, формулировать, выводить и дописывать норму за законодателя, объяснять свою позицию», – считает Карапетов. «Когда суд устанавливает, была разумность или нет, он просто устанавливает факты», – заявила Петроль.

Степанов заметил, что до некоторых пор суды вообще не замечали норму о разумности. Все изменилось лишь после появления постановления Пленума ВАС № 62. «Разумность присутствует в законе и учебниках, но суды применять ее не хотят. В частности, они не любят оценивать разумность директора, не хотят заниматься переоценкой коммерческой составляющей сделки. Потому что если наказывать директора, то надо наказывать и всех остальных. Я проанализировал более 4000 дел и вижу, что суды очень редко привлекают директоров за неразумное поведение», – сообщил Степанов.

Общая характеристика разумного действия

Как и любое другое, разумное действие прежде всего является действием. Это значит, что ему должны быть присуши общие свойства действия как такового, выявление которых позволит, в свою очередь, установить специальные признаки собственно разумного действия, и таким образом, определить и предложить критерии последнего.

Действие, понимаемое в русском языке как «проявление какой-нибудь энергии, деятельности, а также сама сила, деятельность, функционирование чего-нибудь», «результат проявление деятельности чего-нибудь, влияние, воздействие», «поступки, поведение» 60, является предметом изучения различных наук: философии, психологии, медицины, социологии, правоведения и многих других. Поэтому любое действие субь-екта может быть проанализировано в философском? психологическом, физическом, социологическом, правовом и иных аспектах.

Здесь же заметим, что наряду с понятием «действие» учеными используются понятия «деятельность» и «поведение», в связи с чем в ходе изложения необходимо также затронуть вопрос соотношения данных понятий.

В философии «действие» рассматривается постольку, поскольку является элементом деятельности; либо мыслительной, познавательной -идеальной (психической) формы деятельности, ориентированной на отражение и преобразование действительности, либо практической – целенаправленной предметно-чувственной деятельности субъекта по преобразованию материальных систем161. При таком подходе подчеркивается преобразующий характер действия, его направленность на изменение окружающей действительности.

В медицине также признается целенаправленный характер действия162, причем отмечается, что воздействие человека на предметы и явления осуществляется посредством действий. Однако акцент делается на физиологическом характере действия: оно рассматривается как движе-ние то есть как двигательная реакция, моторная функция живого организма, приспособление которого к условиям окружающей среды на про-тяжений всей жизни обеспечивается такими основными процессами корковой деятельности как возбуждение и торможение: «Хотя действия могут быть не только двигательные, но и умственные (мыслительные, мне-стические), произвольная деятельность .., наиболее связана с двигательными действиями. Отдельные моторные акты сочетаются друг с другом. Единство их и составляет сущность произвольной деятельности»1 При этом под произвольной в общем виде понимается волевая деятельность субъекта164.

Соответственно, все действия делятся на инстинктивные движения и приобретенные движения. К первым относятся непроизвольные моторные акты (например, быстрое отдергивание руки от проводника с электрическим током), ко вторым – произвольные (волевые) действия.

При социологическом подходе рассматриваются не любые, а только социально значимые действия. Ими признаются действия, осуществляемые субъектом (в социологии это: общество, группа, личность) «в различных сферах и на различных уровнях социальной организации общества», который преследует «определенные социальные цели и интересы» и использует «во имя их достижения различные средства – экономические, социальные, политические и идеологические». Совокупность социально значимых действий образует социальную деятельность, которая выступает одной из форм взаимодействия и отношений человека с другими людьми166.

Деятельность характеризует активность субъекта167 и, таким образом, является самой общей категорией. В таком понимании поведение выступает лишь частным случаем, разновидностью деятельности, а именно: социально ориентированной деятельностью. Аналогичный подход присущ социальной психологии; в которой поведением называют социально значимую систему действий человека16 . В этом, по мнению В.Н.Кудрявцева, «проявляется традиционный подход социальной психологии, ориентирующей на изучение этой наукой лишь тех закономерностей человеческого поведения, которые связаны с участием людей в социальных, коммуникациях»164.

В психологии, равно как и в социологии, деятельность рассматривается как форма реализации общественных отношений, как «совокупность действий, объединенных единой целью». Однако по-иному выглядит соотношение деятельности и поведения,

В отличие от деятельности, которая «всегда целенаправленна, активна, нацелена на создание некоего продукта», поведение «не всегда (курсив наш – Ю. В.) целенаправленно, не предполагает создания определенного продукта, носит зачастую пассивный характер»172. Следовательно, в случае, когда поведение носит целенаправленный, предметный и активный характер, оно может быть признано деятельностью. Отсюда следует, что поведение является более широким понятием. Это позволяет учитывать «весь спектр видов и форм поведения, включая аффективные и импульсивные действия, сознательные волевые поступки и элементы бессознательных реакций, внешние и внутренние формы человеческой активности»173. Именно из такого (широкого) понимания поведения мы и будем исходить далее.

Соотношение принципа разумности с другими принципами гражданского процесса

Гражданское процессуальное право, а, следовательно, и гражданское судопроизводство (гражданский процесс) проявляется во всей системе принципов. Принципы данной отрасли права тесно взаимосвязаны между собой, и образуют единую систему (от греч. «systema» – целое, состоящее из частей, соединение), т.е. упорядоченную союкупность элементов, находящихся во взаимной связи и обусловленности1. Система является единым образованием и существует лишь в целом. Исключение какого-либо элемента системы влечет за собой ее ликвидацию.

Только взятые вместе гражданские процессуальные принципы характеризуют данную отрасль права как самостоятельную, в которой нарушение одного принципа приводит к нарушению другого принципа или всей цепи принципов2. По справедливому замечанию А.А. Ференс-Сороцкого – «система принципов означает, что любой отдельно взятый принцип есть часть, самостоятельная клеточка их единой структуры, каждый принцип самостоятелен, но не автономен, не может существовать и действовать в отрыве от системы, принцип может быть включен в систему на условии внутренней связи его с остальными принципами. Система принципов – не произвольный их набор, не арифметическая сумма, а единое целое, новое образование, получившее свои свойства в результате объединения клеточек – звеньев».

По указанной причине принцип разумности гражданского процессуального права необходимо рассматривать в системе ее остальных принципов, вне отрыва их друг от друга. Это позволит выявить связи между ними, между отдельными правовыми нормами, выражающими их сущность, и, следовательно, цельно воспринять данную отрасль права. Рассмотрение принципа разумности в системе важно и потому, что принципы гражданского процесса гарантируют и дополняют друг друга. Один принцип является предпосылкой для реализации других принципов, и наоборот1. Каждый принцип, входя в систему, занимает свое собственное, специальное, самостоятельное, только ему отведенное место; именно это, обусловив его взаимосвязь с другими принципами, обеспечивает эффективность самостоятельного воздействия на общественные отношения и результативность действия всех связанных с ним принципов. Значение каждого принципа определяется его взаимодействием с остальными и влиянием всех вместе в системе на все стадии и все институты. Содержание любого принципа раскрывается не только непосредственно, одним правилом-нормой, но и содержанием иных принципов отрасли.

В системе принципы гражданского процесса располагаются не произвольно, они в зависимости от основания группируются (классифицируются) различным образом. Классификация принципов позволяет определить место одного принципа среди других в пределах отрасли, нескольких отраслей, либо права в целом.

К системе принципов гражданского процесса и оснований их классификации наука гражданского процессуального права содержит несколько подходов. Так, С.Н. Абрамов, А.Ф. Клейнман, Н.А. Чечина и другие строят систему принципов гражданского процессуального права в основном по формам их нормативного выражения. Все принципы они делят на две группы: конституционные и закрепленные в отраслевом законодательстве о судоустройстве и судопроизводстве3.

М.Г. Авдюков систематизирует принципы по сфере их действия и закреплению гарантий в законодательстве. Исходя из этого, он подразделяет все принципы гражданского процесса на две группы: общие для судоустройства и судопроизводства и только судопроизводственные.

Источники

  • http://www.dslib.net/civil-pravo/razumnost-v-grazhdanskom-prave-rossijskoj-federacii.html
  • https://www.lawmix.ru/comm/4653
  • http://www.dslib.net/civil-pravo/princip-razumnosti-v-realizacii-subektivnyh-grazhdanskih-prav.html
  • https://pravo.ru/lf/story/211503/
  • https://novainfo.ru/article/2167

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юридическая консультация в Москве, статьи по праву и судам
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: